Метро льва толстого: Площадь Льва Толстого (станция метро)

Содержание

Площадь Льва Толстого (станция метро)

Координаты: 50°26′22″ с. ш. 30°31′01″ в. д. / 50.439444° с. ш. 30.516944° в. д. (G) (O) (Я)50.439444, 30.516944

 п·условные обозначения

«Пло́щадь Льва Толсто́го»[1] (укр. «Пло́ща Льва Толсто́го») — 22-я станция Киевского метрополитена. Расположена на Куренёвско-Красноармейской линии, между станциями «Площадь Независимости» и «Олимпийская». Открыта 19 декабря 1981 года. Пассажиропоток — 29,3 тыс. чел./сутки[2].

Является частью пересадочного узла между Куренёвско-Красноармейской и Сырецко-Печерской линиями.

Конструкция

Станция глубокого заложения. Имеет три подземных зала — средний и два зала с посадочными платформами. Залы станции соединены между собой рядами проходов-порталов, чередующимися с пилонами. Средний зал при помощи эскалаторного туннеля с трёхленточным одномаршевым эскалатором соединён с подземным вестибюлем, который выходит в подземный переход под площадью Льва Толстого. Наземный вестибюль отсутствует.

Оформление

Образ станции, посвящённый творчеству великого писателя Льва Толстого, сделан сдержанно, но выразительно, с максимальным использованием подземного пространства. Вместо подчёркивания отдельных элементов акцент был сделан на пластичности всей конструкции и на эмоциональном впечатлении от отделочных материалов.

Облицовка белым мрамором пилонов повторяет линию конструкции, которую подчёркивает и замкнутая лента из анодированного под бронзу алюминия. Пол составлен из красного гранита. Бра и светильники, стилизованные под подсвечники, создают атмосферу первого бала Наташи Ростовой. Мало кто знает, но торцевая часть, закрытая решёткой, подсвечивалась красным светом.

Пересадки

Станция «Площадь Льва Толстого» связана со станцией «Дворец спорта» эскалаторным туннелем с четырёхленточным одномаршевым эскалатором.

Изображения

  • Центральный зал

  • Форма пилонов

  • Лестницы перехода на станцию «Дворец спорта»

  • Посадочная платформа в сторону станции «Олимпийская»

  • Посадочная платформа в сторону станции «Площадь Независимости»

  • Название станции на путевой стене

  • Светильник в центральном зале

  • Интерьер кассового зала

  • Пересадочный узел
  • Аванзал перехода. Вид в сторону эскалаторов к станции «Дворец спорта»

  • Аванзал перехода. Вид в сторону станции «Площадь Льва Толстого»

Режим работы

Открытие — 5:40, закрытие — 0:05

Отправление первого поезда в направлении:
ст. «Героев Днепра» — 5:45
ст. «Выставочный центр» — 5:50

Отправление последнего поезда в направлении:
ст. «Героев Днепра» — 0:16
ст. «Выставочный центр» — 0:22

Переход на станцию «Дворец спорта» работает с 5:45 до 0:25.

Примечания

Ссылки

Как доехать до улица Льва Толстого, 6-8 в Петроградском районе на автобусе, метро, маршрутке, трамвае или троллейбусе?

Общественный транспорт до улица Льва Толстого, 6-8 в Петроградском районе

Не знаете, как доехать до улица Льва Толстого, 6-8 в Петроградском районе, Россия? Moovit поможет вам найти лучший способ добраться до улица Льва Толстого, 6-8 от ближайшей остановки общественного транспорта, используя пошаговые инструкции.

Moovit предлагает бесплатные карты и навигацию в режиме реального времени, чтобы помочь вам сориентироваться в городе. Открывайте расписания, поездки, часы работы, и узнайте, сколько займет дорога до улица Льва Толстого, 6-8 с учетом данных Реального Времени.

Ищете остановку или станцию около улица Льва Толстого, 6-8? Проверьте список ближайших остановок к пункту назначения: 1-Й Медицинский Институт; Б. Монетная Ул.; ул. Малая Монетная; Наб.Р. Карповки; Ординарная Ул..

Вы можете доехать до улица Льва Толстого, 6-8 на автобусе, метро, маршрутке, трамвае или троллейбусе. У этих линий и маршрутов есть остановки поблизости: (Автобус) 1, 10, 128, 14, 191 (Метро) 2 (Троллейбус) 9 (Маршрутка) К175

Хотите проверить, нет ли другого пути, который поможет вам добраться быстрее? Moovit помогает найти альтернативные варианты маршрутов и времени. Получите инструкции, как легко доехать до или от улица Льва Толстого, 6-8 с помощью приложения или сайте Moovit.

С нами добраться до улица Льва Толстого, 6-8 проще простого, именно поэтому более 930 млн. пользователей доверяют Moovit как лучшему транспортному приложению. Включая жителей Петроградского района! Не нужно устанавливать отдельное приложение для автобуса и отдельное приложение для метро, Moovit — ваше универсальное транспортное приложение, которое поможет вам найти самые обновленные расписания автобусов и метро.

Станция метро Площадь Льва Толстого, Киев

 Станция «Площадь Льва Толстого» пилонного типа, островная, вторая по глубине залегания (55 метров) на Оболонско-Теремковской ветке. Ее проектировал авторский коллектив в составе архитекторов Вадима Жежерина, Анатолия Крушинского, Николая Левчука и Тамары Целиковской. Станция состоит из трех залов — центрального и двух с посадочными платформами. Центральный зал, напоминающий настоящий дворец, с одной стороны тупиковый, с другой связан с поверхностью одномаршевым эскалатором на четыре полосы. Доступ к платформам организован через порталы, прорезанные в пилонах, которые удачно подчеркивают прямую линию платформ. Пилоны станции облицованы белым мрамором, а люстры и светильники с лампами, стилизованными под подсвечники, создают ощущение легкости конструкции.

 

Центральный зал станции. Февраль 1985 года

 Говорят, что по замыслу авторов станция должна передавать атмосферу, которой проникнуто творчество писателя Льва Толстого. Эта история неожиданно пошла дальше и получила продолжение в киевской городской легенде. Именно благодаря роскошному оформлению и названию станции в честь классика, возникла байка про то, что ее интерьер скопирован с зала, где прошел первый бал Наташи Ростовой — героини романа Толстого «Война и мир». Эта выдумка приобрела широкое распространение не так давно. Ее в качестве шутки запустили исследователи киевского метрополитена, которые совсем не ожидали такого резонанса. Правда тут только в том, что неподалеку от современной станции метро гостил в 1879 году в семействе своих родственников Кузьминских русский писатель Лев Толстой. Кстати, жену хозяина дома исследователи часто отождествляют с образом Наташи Ростовой.

 При строительстве станции был запланирован пересадочный узел на новую Сырецко-Печерскую ветку, которая на то время фактически только проектировалась. Тут следует отметить, что станцию «Площадь Льва Толстого» открыли в декабре 1981 года, пересадка же заработала только восемь лет спустя. Все это время переход на будущую ветку был закрыт деревянной перегородкой.

 

Строительство метро на площади Льва Толстого. Начало 1980-х годов

 Для сооружения участка метрополитена и станции пришлось масштабно вмешаться в историческую застройку на площади Льва Толстого и снести старинный трехэтажный дом, про который следует рассказать отдельно. После Второй мировой войны на первом этаже этого дома некоторое время располагалась парикмахерская.

 

Слева дом с парикмахерской, где позже был ресторан «Кавказ». 1953 год

 А потом здесь открылся популярный ресторан «Кавказ», фактически единственное тогда в городе заведение, где можно было попробовать блюда настоящей кавказской кухни — имеретинский сыр, сациви, лобио, суп-харчо, шашлык, люля-кебаб и другое. В небольшом уютном помещении был зал на 150 мест с эстрадой и танцевальной площадкой. Правда имел ресторан и недобрую славу: рассказывали, что его выбрали для своих посиделок известные киевские криминальные авторитеты.

 

Инженерный корпус Киевского метрополитена. Конец 1980-х годов

 При строительстве станции метро старинный дом с рестораном снесли, а на его месте построили современный инженерный корпус Киевского метрополитена, в который встроили выход со станции. К тому же реконструировали и проезжую часть площади — под ней устроили огромный подземный переход.

 

Улица Красноармейская (сейчас Большая Васильковская), вход в подземный переход, ведущий к станции «Площадь Льва Толстого». 1983 год

 Выход со станции «Площадь Льва Толстого» расположен неподалеку от Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, кинотеатра «Киев», улицы Терещенковской, на которой находятся Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко, Киевская национальная картинная галерея, Музей-квартира Павла Тычины. Не выходя со станции на поверхность, можно попасть на подземную «улицу» с рядом элитных бутиков, которая выводит на центральную магистраль столицы — Крещатик. Последние несколько лет наблюдается снижение пассажиропотока на станции, что может быть связано с экономическими процессами в обществе. Пик по количеству пассажиров пришелся на 2013 год — 30,7 тысяч человек в сутки.

Новостройки возле метро Площадь Льва Толстого, Киев — квартиры от застройщиков

Мы обновили DOM.RIA.Поиск недвижимости стал еще более удобным и быстрым

Перейти к новой версии

Планируете купить квартиру в новостройке возле станции метро Площадь Льва Толстого?

В каталоге сайта DOM.RIA.com предложений по вашему запросу — 10. Стоимость квартиры в новостройках Киева зависит от класса жилья, застройщика, места расположения жилого комплекса, благоустроенности придомовой территории, инфраструктуры района. Цены квартир в новостройках находятся в диапазоне от 216 731 до 240 343 735 грн. При этом стоимость квадратного метра в ЖК стартует от 1 618 и достигает отметки в 148 450 грн.

Рынок новостроек делится на четыре класса — «эконом», «комфорт», «бизнес», «элит».

Большинство найденных в категории «квартиры в новостройках» вариантов соответствуют классу «комфорт». Преимущественно это дома, в которых от 3 до 8339 квартир. В большинстве своем это 10-этажные новостройки. Представленные в этой категории новые жилые комплексы построены по технологии «монолитно-каркасная». Застройщики жилых комплексов расположенных недалеко от станции Площадь Льва Толстого предлагают квартиры с таким типом отделки: отсутствует. Если же планируете самостоятельно выполнять ремонт, выбирайте квартиры без отделки. Высота потолков варьируется от 2.45 до 4 м, что дает возможность воплотить любые дизайнерские замыслы. В нашем каталоге есть варианты квартир с готовым ремонтом: 15 таких вариантов. Среди представленных страниц есть жилые комплексы (198), сдача которых намечена на ближайшие два квартала, и комплексы, строительство которых находится на начальной стадии (56). В категории «новостройки» преимущественное число новостроек имеют такой тип парковки — «подземный паркинг».

Цена квартиры, соответствующей вашим параметрам, выглядит так:

    Однокомнатная:
  • средняя площадь жилья — 40 кв. м
  • средняя стоимость квадратного метра — 30 172 грн
  • средняя стоимость всей квартиры — 1 268 787 грн
Двухкомнатная:
  • средняя площадь жилья — 70 кв. м
  • средняя стоимость квадратного метра — 30 505 грн
  • средняя стоимость всей квартиры — 2 189 527 грн
Трехкомнатная:
  • средняя площадь жилья — 94 кв. м
  • средняя стоимость квадратного метра — 30 612 грн
  • средняя стоимость всей квартиры — 3 000 859 грн
Четырехкомнатная:
  • средняя площадь жилья — 121 кв. м
  • средняя стоимость квадратного метра — 29 155 грн
  • средняя стоимость всей квартиры — 3 637 644 грн
Многоуровневая
  • средняя площадь жилья — 122 кв. м
  • средняя стоимость квадратного метра — 32 989 грн
  • средняя стоимость всей квартиры — 4 189 444 грн

Важно! При покупке жилья обратите внимание на способ оформления сделки:

  • договор купли-продажи имущественных прав
  • инвестиционный договор
  • фонд финансирования строительства
  • договор купли-продажи облигаций
  • договор об уплате паевых взносов через кооператив
  • предварительный договор купли-продажи квартиры
  • договор долевого участия в строительстве (ДДУ)
  • договор купли-продажи дериватива
  • форвардный контракт
  • договор о совместной деятельности

По вашему запросу в категории «квартиры от застройщика» в Киеве наиболее популярный тип договора — «предварительный договор купли-продажи квартиры».

Реклама на станциях метро Площадь Льва Толстого

Нажмите на плоскость для размещения рекламы на станции метро Площадь Льва Толстого

Условные обозначения

световой указатель метролайт путевая стена эскалаторный свод Бэклайт

Реклама на станции метро Площадь Льва Толстого очень сильно воздействует на аудиторию, так как окружает клиентов, которые имеют возможность прочесть объявления и рассмотреть, как выглядит реклама на путевых стенах во время ожидания поезда. Станция Площадь Льва Толстого находится в центральной части города, следственно поток пассажиров в метро очень велик. Идеальный способ привлечь потребителя – это реклама на входе выходе с метро, лайтбоксах и метролайтах. А тот факт, что станция соединена с подземным вестибюлем эскалатором, повышает эффективность размещения рекламы на эскалаторных сводах.

Площадь Льва Толстого – станция Куреневско-Красноармейской линии, открыта 19 декабря 1981 года, расположена между станциями Майдан Независимости и Олимпийская. Пассажиропоток на станции метро Льва Толстого – 54,7 тыс. человек в сутки.

 

Размещение рекламы на станции метро Площадь Льва Толстого, детальнее уточняйте у менеджера тел. 0 (44) 586 41 40

Том XV | Толстоведение

ТОМ XV

 

Том XV, 2003 г.

 

ТИТУЛЬНЫЕ СТРАНИЦЫ

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ОТ РЕДАКТОРА

Донна Туссинг Орвин

 

ИЗДЕЛИЯ

Граф Л. Н. Толстой, мировой арбитр 1861-1862

Роксана Исли

 

Исповедь Толстого: концепция мировоззрения

Галина ля.Галаган (перевод Дейла Петерсона)

 

Сцены из Апокалипсиса в романе Толстого «Война и мир: Иудейский лев»

Роберт Луи Джексон

 

Конец познания в войне и мире

Джефф Лав

 

Долохов как романтическая пародия: двусмысленность и несоответствие в добайроническом герое Толстого

Донна Оливер

 

От Уильяма Джеймса до Карла Маркса: исследования Давида Квитко о Толстом-мыслителе

Джеймс Сканлан

 

ПЕРЕВОДЫ

Встречи с Толстым

Н.А. Цуриков

 

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРИМЕЧАНИЯ

Толстой в роли Златовласки: разгадка тайны

Ричард Грегг

 

ТОЛСТОВСКАЯ СТИПЕНДИЯ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ

Последние публикации и аннотированная библиография за 2001-2002 гг.

Пол Хэддок

 

Дополнение к аннотированной библиографии за 1988-1994 гг.

Марк Конлифф

 

ОТЗЫВЫ

Каре Йохан Мьор.Желание, смерть и подражание: повествовательные модели позднего Толстого

Эми Манделькер

 

Лиза Кнапп и Эми Манделькер. Подходы к преподаванию «Анны Карениной» Толстого

Эдвина Круз

 

Анна в тропиках (по пьесе Нило Круза)

Эми Манделькер

 

Русские мыслители или Толстом

Л. Д. Громова-Опульская; переведено Лонни Харрисоном

 

Полная переписка Толстого со Страховым

Хью Маклин

 

НОВОСТИ ПРОФЕССИИ

Конференция

Сара Хадспит

 

Руководство для авторов

 

Праправнук Льва Толстого написал цикл о великом предке.Готовится экранизация к 200-летию писателя

Серийных экранизаций произведений классиков пруд пруди: «Война и мир», «Белая гвардия», «Анна Каренина», «Бесы», «Идиот» и т. д. А вот глубокомысленных биографических саг на жизнь и творчество великих русских писателей. «Пушкин» и «Есенин» с Сергеем Безруковым, скорее, можно отнести к мелодрамам для женской аудитории.

А вот в советское время попытки были. Многие помнят монументальное произведение Сергея Герасимова «Лев Толстой» (1985), где он сам исполнял классика.Или гениальная картина Александра Зархи «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского» (1981) с Анатолием Солоницыным в главной роли.

К сожалению, сегодня создатели сериалов, в отличие от авторов серии ЖЗЛ, боятся трогать большие. Нет телепроектов, посвященных Василию Шукшину, Виктору Астафьеву, Михаилу Лермонтову, Константину Симонову, Андрею Платонову, Владимиру Набокову, а какие эпические саги можно было бы экранизировать? Вместо этого Первый канал выпустил сериал «Таинственная страсть» (2015) примерно в 1960-е годы, да и то все имена поэтов были изменены из-за авторских прав.

ТВ-3 сделал мистификацию на Гоголя с Александром Петровым примерно с таким же уровнем аутентичности и погружения в глубину личности, как Маяковский (2018) с Юрием Колокольниковым: история о пьянице-гопнике, умеющем хмуриться.

Особняком стоит картина Александра Велединского «Россия» (2004) о юности Эдуарда Лимонова.

Это не серийные номера.

Все это не стереоскопия десятка серий.

Но, кажется, все начинает меняться.Первым признаком может быть масштабный сериал о Льве Толстом, в котором принимал участие родственник классика. Праправнук писателя Владимира Толстого, советника президента России по вопросам культуры, как оказалось, написал сценарий о большом родственнике. Об этом стало известно на пресс-конференции по вопросам продвижения передового опыта в региональных и городских музеях.

«Открою вам маленький секрет: Владимир Толстой, советник президента и мой муж, написал сценарий сериала о Льве Николаевиче, — рассказала директор Яснополянского государственного музея-заповедника Екатерина Толстая.

В 2028 году Россия, скорее всего, будет масштабно отмечать 200-летие со дня рождения Толстого, поэтому сериал можно установить именно на эту дату. Сам Владимир Толстой уверяет, что о съемках говорить пока рано, а написанного им материала хватит на несколько сезонов сериала.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Фильм по роману Дмитрия Глуховского «Метро 2033» заморозили на 1 млрд руб. «Блокбастер мирового уровня» мог утопить самого автора

Продюсеры Валерий Федорович и Евгений Никишов признались, что работа остановлена ​​(далее)

«Ну, не насмотришься!»: популярный ситком «Любовь и голуби» восстановлен и выйдет в прокат.

Фильм выйдет в прокат 21 апреля (подробнее)



Источник: www.kp.ru

*Статья переведена по материалам сайта www.kp.ru. Если есть какие-либо проблемы с содержанием, авторскими правами, пожалуйста, оставьте сообщение под статьей. Мы постараемся обработать как можно быстрее, чтобы защитить права автора. Большое спасибо!

*Мы просто хотим, чтобы читатели могли быстрее и проще получать доступ к информации с помощью другого многоязычного контента, а не к информации, доступной только на определенном языке.

*Мы всегда уважаем авторские права на контент автора и всегда включаем оригинальную ссылку на исходную статью. Если автор не согласен, просто оставьте сообщение под статьей, статья будет отредактирована или удалена по просьбе автора . Большое спасибо! С наилучшими пожеланиями!



Нравится:

Нравится Загрузка…

Городской тезаурус — Найдите синонимы для сленговых слов

Как вы, наверное, заметили, сленговые синонимы термина перечислены выше.Обратите внимание, что из-за характера алгоритма некоторые результаты, возвращаемые вашим запросом, могут быть только понятиями, идеями или словами, которые связаны с термином (возможно, незначительно). Это просто из-за того, как работает алгоритм поиска.

Вы могли также заметить, что многие из синонимов или связанных сленговых слов являются расистскими/сексистскими/оскорбительными/совершенно ужасающими – в основном благодаря прекрасному сообществу в Urban Dictionary (не связанном с Urban Thesaurus). Urban Thesaurus просматривает сеть и собирает миллионы различных сленговых терминов, многие из которых происходят из UD и оказываются действительно ужасными и бесчувственными (это, я полагаю, природа городского сленга).Надеемся, что родственные слова и синонимы для «термин» немного мягче, чем в среднем.

Городской тезаурус

The Urban Thesaurus был создан путем индексации миллионов различных сленговых терминов, которые определены на таких сайтах, как Urban Dictionary. Затем эти индексы используются для поиска корреляций использования между сленговыми терминами. Официальный API-интерфейс Urban Dictionary используется для отображения определений при наведении курсора. Обратите внимание, что этот тезаурус никоим образом не связан с Urban Dictionary.

Благодаря тому, как работает алгоритм, тезаурус дает вам в основном родственных сленговых слов, а не точные синонимы. Чем выше термины в списке, тем больше вероятность того, что они релевантны искомому слову или фразе. Алгоритм поиска довольно хорошо обрабатывает фразы и цепочки слов, поэтому, например, если вам нужны слова, связанные с lol и rofl , вы можете ввести lol rofl , и он должен дать вам кучу связанных сленговых терминов.Или вы можете попробовать парень или девушка , чтобы получить слова, которые могут означать одно из этих слов (например, bae ). Также обратите внимание, что из-за характера Интернета (и особенно UD) в результатах часто будет много ужасных и оскорбительных терминов.

Предстоит еще много работы, чтобы этот тезаурус сленга давал стабильно хорошие результаты, но я думаю, что он находится на той стадии, когда он может быть полезен людям, поэтому я его выпустил.

Особая благодарность авторам открытого исходного кода, использованного в этом проекте: @krisk, @HubSpot и @mongodb.

Наконец, вы можете ознакомиться с растущей коллекцией сленговых слов для различных тем на Slangpedia.

Обратите внимание, что Urban Thesaurus использует сторонние скрипты (такие как Google Analytics и рекламные объявления), которые используют файлы cookie. Чтобы узнать больше, ознакомьтесь с политикой конфиденциальности.

БОРЬБА ЦЕРКВИ ПРОТИВ ЛЬВА ТОЛСТОГО

Автор Владимир Мосс

БОРЬБА ЦЕРКВИ ПРОТИВ ЛЬВА ТОЛСТОГО

 

     В последние десятилетия своей жизни знаменитый писатель Лев Толстой отказался от профессии писателя, за что им все восхищались и которая доставляла глубокое удовольствие миллионам читателей во многих странах, к профессии лжепророка, подрывавшего веру миллионов в истинном смысле Евангелия.В ряде публикаций Толстой показал себя учеником немецкого философа Шопенгауэра, которого назвал «величайшим гением среди людей», и пришел к убеждению вместе с ним и Соломоном, что все суета перед лицом смерти. Но наибольшее влияние на него оказал рационализм западной цивилизации; полагая, что догмат истинен только в том случае, если он согласуется с разумом (начало Евангелия от Иоанна он перевел так: «В начале было рассуждение…»), он отрицал все догматы христианской веры, в том числе догматы о Троице и о Божественность Христа и каждый чудесный элемент в Библии.Единственной частью Евангелия, за которую он цеплялся, была Нагорная проповедь, но истолкованная извращенным образом, которая привела его к осуждению собственности как кражи, половой жизни как зла даже в браке, а всех правительств, армий и карательных систем как ненужных. зла, которое только порождало дальнейшее зло. Проповедуя бедность и любовь, он не смог применить то, что проповедовал, в своей жизни, к большому огорчению своей жены и семьи; и если его работа по ликвидации последствий волжского голода 1891–1892 годов была, несомненно, хорошей, то использование им полученной от нее известности было не менее несомненно злым.

 

     Именно во время волжского голода Толстой прославился как противник правительства. Голод, начавшийся летом 1891 года, вызванный сильными морозами зимой, сменявшейся весенней засухой, и «усугублявшийся политикой финансирования индустриализации за счет займов, за которые, в свою очередь, приходилось расплачиваться продажей хлеба». за рубеж.» На территории, вдвое превышающей площадь Франции, голод вместе с последовавшими за ним холерой и тифом унес жизни полумиллиона человек к концу 1892 года.17 ноября правительство назначило цесаревича Николая председателем специальной комиссии по оказанию помощи страждущим и было вынуждено обратиться к общественности с призывом к созданию добровольных организаций.

 

     В разгар кризиса, в октябре 1891 года, скончался старец Амвросий Оптинский; и с его кончиной как будто ожили революционные силы, десятилетие сдерживаемые могучей рукой царя Александра III. Толстой, которого св.Амвросий, которого раньше называли «очень гордым», теперь присоединился к кампании по оказанию помощи. «С двумя своими старшими дочерьми, — пишет Оливер Файджес, — он организовал сотни столовых в голодающих краях, а Соня, его жена, собирала деньги из-за границы. «Я не могу описать простыми словами полную нищету и страдания этих людей», — писал он ей в конце октября 1891 года. великий писатель был так потрясен опытом крестьянских страданий, что у него поседела борода, поредели волосы и он сильно похудел.Испытываемый чувством вины граф обвинил в голодном кризисе общественный строй, православную церковь и правительство. «Все произошло из-за нашего собственного греха, — писал он другу в декабре. «Мы отрезали себя от своих братьев, и есть только одно средство — покаянием, изменением жизни и разрушением стен между нами и народом», — Толстой расширил свое осуждение социального неравенства в эссе «Благочестие». Царство Божие» (1892 г.) и в печати. Его послание нашло глубокий отклик в моральном сознании либеральной общественности, терзаемой чувством вины из-за своих привилегий и отчуждения от крестьянства.Семенов уловил это чувство стыда, когда писал о кампании помощи: «С каждым днем ​​росла нужда и нищета крестьян. Сцены голодной смерти были глубоко удручающими, и тем более тревожно было видеть, что среди всех этих страданий и смертей были разросшиеся поместья, красивые и благоустроенные усадьбы и что великолепная старая жизнь помещиков с ее веселой охотой и балы, его банкеты и его концерты, продолжались как обычно.» Для охваченной чувством вины либеральной публики служение «народу» через кампанию по оказанию помощи было средством выплаты их «долга» им.И теперь они обратились к Толстому как к своему моральному лидеру и своему защитнику от грехов старого режима. Его осуждение правительства превратило его в общественного героя, честного человека, на слово которого можно было положиться как на правду по вопросу, который режим так старался скрыть».

     Пользуясь своей славой и аристократическим происхождением, Толстой обличал правительство не только за самарский голод, но и почти за все остальное. Как сказал А.Н. Уилсон пишет, что он «бросил вызов цензуре своего собственного правительства, напечатав обращения в The Daily Telegraph [из Лондона].До Толстых стали доходить слухи, что правительство подумывает принять против него меры… Министр внутренних дел сказал императору, что письмо Толстого в английскую печать «должно считаться равносильным возмутительнейшему революционному воззванию»: не приговору, который может часто делались из письма The Daily Telegraph. Александр III начал верить, что все это было частью английского заговора, и «Московские ведомости» , питавшиеся от правительства, клеймили письма Толстого как «откровенную пропаганду ниспровержения всего общественного и экономического строя мира». .Если такая характеристика апостола ненасилия может показаться нелепо преувеличенной, то нужно помнить, что слова Толстого вполне могли быть истолкованы как призыв к мировой революции, и что он сделал для революционного дела больше, чем тысяча профессиональные заговорщики.

     В этой связи иронично, что «в то время, когда Лев Львович Толстой организовывал помощь голодающим в Самарском уезде в 1891-92 гг., в группе его помощников был один весьма заметный отсутствующий: Ленин, находившийся в то время в «внутренней ссылке» там .По словам свидетеля, Владимир Ульянов (каким он был до сих пор) и его друг были единственными двумя политическими ссыльными в Самаре, которые отказались состоять в каком-либо комитете по оказанию помощи или помогать в бесплатных столовых. Говорили, что он приветствовал голод «как фактор разложения крестьянства и создания промышленного пролетариата». Троцкий тоже придерживался позиции, что нельзя что-либо делать для улучшения народной участи, пока у власти остается самодержавие. Когда они сами захватили власть, хаос и запустение были неизмеримо хуже.Вспомним неурожай на Волге в 1921 году, когда погибло от одного до трех миллионов человек, несмотря на то, что им разрешили иностранную помощь. Ко времени голода 1932-33 годов на Украине Советский Союз находился под щедрой защитой товарища Сталина. Его политика заключалась в том, чтобы не допускать иностранной помощи и вмешательства правительства. Погибло не менее пяти миллионов…»

      «Российское общество, — продолжает Файджес, — было активизировано и политизировано голодным кризисом, его социальная совесть была уязвлена, а старая бюрократическая система дискредитирована.Общественное недоверие к правительству не уменьшилось после того, как кризис миновал, но усилилось по мере того, как представители гражданского общества продолжали настаивать на большей роли в управлении делами страны. Говорили, что голод доказал виновность и некомпетентность старого режима, и теперь росло ожидание, что для предотвращения новой катастрофы к его работе должны быть привлечены более широкие круги общества. Земства [Местные советы], которые провели последнее десятилетие в борьбе за расширение своей деятельности перед лицом растущей бюрократической оппозиции, теперь были усилены широкой поддержкой либеральной общественности их работы в области агрономии, здравоохранения и образования.Либеральные московские купцы и промышленники, сплотившиеся вокруг кампании по оказанию помощи, теперь стали подвергать сомнению проводимую правительством политику индустриализации, казавшуюся столь разорительной для крестьянства, главного покупателя их изделий. С середины 1890-х годов они также поддерживали различные проекты земств и городских органов по оживлению сельского хозяйства. Врачи, учителя и инженеры, которые все были вынуждены организоваться в результате своего участия в кампании по оказанию помощи, теперь начали требовать большей профессиональной автономии и влияния на государственную политику; и когда им не удалось добиться каких-либо успехов, они начали кампанию за политические реформы.В прессе, в «толстых журналах», в университетах, в научных и филантропических обществах споры о причинах голода и о реформах, необходимых для предотвращения его повторения, продолжали бушевать на протяжении 1890-х гг. немедленный кризис миновал.

     «Социалистическая оппозиция, в значительной степени бездействовавшая в 1880-е годы, с новой силой ожила в результате этих дебатов. Произошло возрождение народнического движения (позже переименованного в неопопулизм), кульминацией которого стало создание в 1901 г. Партии социалистов-революционеров.Под руководством Виктора Чернова (1873–1952), выпускника юридического факультета Московского университета, который был заключен в Петропавловскую крепость за свою роль в студенческом движении, она приняла новую марксистскую социологию, но при этом придерживалась народнического убеждения, что всех рабочих и крестьян — так называемых «трудящихся» — объединяла бедность и оппозиция режиму. Вкратце, после голода, между марксистами и неонародниками возникло растущее единство, поскольку они отложили в сторону свои разногласия по поводу развития капитализма (которые эсеры теперь признали как факт) и сосредоточились на демократической борьбе. …

 

     «Марксизм как социальная наука быстро становился национальным кредо: казалось, что только он мог объяснить причины голода.Университеты и ученые общества были увлечены новой интеллектуальной модой. Даже такие хорошо зарекомендовавшие себя учреждения, как Вольное экономическое общество, попали под влияние марксистов, которые создавали библиотеки социальной статистики, прикрываясь исследованиями причин великого голода, чтобы доказать истинность экономических законов Маркса. Социалисты, прежде колебавшиеся в своем марксизме, теперь полностью обратились вслед за голодным кризисом, когда, казалось им, уже не было надежды на народническую веру в крестьянство.Петр Струве (1870-1944), ранее считавший себя политическим либералом, обнаружил, что кризис разжег его марксистские страсти: он «сделал из меня гораздо больше марксиста, чем чтение Маркса Капитал ». Мартов вспоминал и о том, как кризис превратил его в марксиста: «Мне вдруг стало ясно, как поверхностен и беспочвенен был до сих пор весь мой революционизм и как ничтожен был мой субъективный политический романтизм перед философскими и социологическими высотами марксизма. .Даже молодой Ленин обратился к марксистскому мейнстриму только после голодного кризиса.

     «Короче говоря, все общество было политизировано и радикализировано в результате кризиса голода. Был запущен конфликт между населением и властью…»

    Одним из наиболее характерных учений Толстого было его учение о непротивлении злу, которое повлияло на Ганди в его кампании гражданского неповиновения британским властям в Индии.Доведенное до своего логического завершения, это учение подорвало попытки русского правительства, да и любого правительства, предотвратить терроризм и политические убийства, огромная волна которых начала прокатываться по русской земле к концу века. Это также прямо противоречило учению св. Павла о том, что царь или политический правитель «есть служитель Божий, отмститель в наказание делающему злое» (Римлянам 13:14).

     Теория Толстого была опровергнута Иваном Александровичем Ильиным, который был профессором права в Московском университете до изгнания его из России большевиками в 1922 году.Николай Лосский резюмирует его аргументацию следующим образом: «Ильин говорит, что Толстой называет всякое обращение к силе в борьбе со злом «насилием» и рассматривает его как попытку «кощунственно» узурпировать волю Божию путем вторжения во внутреннюю жизнь другого человека, которая находится в руках Божиих. . Ильин считает, что в учении Толстого содержится следующая нелепость: «Когда негодяй ранит честного человека или деморализует ребенка, то, по-видимому, есть воля Божия; но когда честный человек пытается помешать злодею, это не воля Божья.

     «Ильин начинает конструктивную часть своей книги с указания на то, что не всякое применение силы следует называть «насилием»; ибо это оскорбительный термин и предрешает вопрос. Называть «насилием» следует только произвольное, неразумное принуждение, исходящее от злого ума или направленное на зло (29е). Чтобы предотвратить непоправимые последствия промаха или дурной страсти, человек, стремящийся к добру, должен прежде всего искать умственных и духовных средств для преодоления зла добром.Но если он не имеет таких средств в своем распоряжении, он обязан использовать умственное или физическое принуждение и предупреждение. «Правильно столкнуть с края пропасти рассеянного путника; вырвать бутылку с ядом у озлобленного самоубийцы; ударить в нужный момент руку политического убийцы, целящегося в свою жертву; в самый последний момент сбить зажигательную бомбу; изгонять из храма бессовестных осквернителей; совершить вооруженное нападение на толпу солдат, насилующих ребенка.(54). «Сопротивление злу силой и мечом допустимо не тогда, когда оно возможно, а тогда, когда оно необходимо, потому что других средств нет»: в таком случае не только право, но и обязанность человека вступить на этот путь ( 195f.), даже если это может привести к смерти злоумышленника.

     «Означает ли это, что цель оправдывает средства? Нет, конечно нет. Зло физического принуждения или предотвращения не становится добром, потому что оно используется как единственное в нашей власти средство для достижения хорошей цели.В таких случаях, говорит Ильин, путь силы и меча «и обязателен, и неверен» (197). «Только лучшие из людей могут совершать эту неправедность, не заражаясь ею, могут находить и соблюдать в ней надлежащие пределы, могут помнить, что она неправильна и духовно опасна, и находить против нее личные и социальные противоядия. По сравнению с правителями государства счастливы монахи, ученые, художники и мыслители: им дано делать чистое дело чистыми руками.Однако они не должны осуждать или осуждать солдат и политиков, но должны быть благодарны им и молиться, чтобы они очистились от своего греха и умудрились: их собственные руки чисты для чистого дела только потому, что у других людей были чистые руки для делать грязную работу» (209). «Если бы принцип государственного принуждения и предупреждения выражался фигурой воина, а принцип религиозного очищения, молитвы и праведности фигурой монаха, то решение проблемы состояло бы в признании их необходимости друг другу» (219).

*

     Толстой оказал глубокое влияние на многих людей во всех слоях общества. Его учение стало очень популярным как внутри страны, так и за границей (особенно в Англии), как среди образованных людей, так и среди крестьян. Вскоре его последователи, хотя и не организованные ни в какую «Церковь», соперничали по количеству и влиянию с другими сектами, такими как баптисты, штундисты, молокане и духоборы.

    Последней каплей для Церкви стало издание его романа Воскресение (1899).Роман, который был продан тиражом больше, чем любое из его ранних произведений, изображал общество настолько гнилое и угнетающее, что революция была неизбежна. Он также подвергал насмешкам учение и таинства Православной церкви. Если правительство чувствовало, что оно не может подвергнуть цензуре Толстого и тем самым сделать из него политического мученика, то Церковь, подстрекаемая сверхпрокурором Константином Петровичем Победоносцевым, считала иначе…

 

     24 февраля 1901 года Святейший Синод предал его анафеме, заявив: «Известный миру как писатель, русский по происхождению, православный по крещению и воспитанию, граф Лев Николаевич Толстой, прельстившись интеллектуальной гордыней, надменно восстал против Господа и Его Христа и Его Святого наследия, и прямо перед всеми отрекся от своей Православной Матери-Церкви, воспитавшей и воспитавшей его, и посвятившей свою литературную деятельность и данный ему Богом талант распространению в народе враждебных Христу и Церкви, и к разрушению в умах и сердцах людей их национальной веры, той православной веры, которая утверждена Вселенной и в которой жили и спасались наши праотцы, и к которой доныне прилепилась Святая Русь и в которой она был сильным…

 

     «Граф Лев Толстой в своих писаниях хулил святые таинства, отрицая их благодатный характер, не почитал Православную Церковь как свою Церковь, злословил духовенство, говорил, что считает, что чтить Христа и поклоняться Он как Бог есть кощунство, говоря о себе, напротив: «Я в Боге, и Бог во мне». Не Церковь отвергла его, отвергнув от себя, а он сам отверг Церковь: Лев сам по своей воле отпал от Церкви и уже не сын Церкви, а враждебен ей. ее.Все попытки духовенства вразумить блудного сына не дали желаемых плодов: он в гордыне своей почел себя умнее всех, менее всех ошибающимся и судьей всех, а Церковь объявила об отпадении Граф Лев Толстой из Русской Православной Церкви».

     Образованные россияне, либералы почти до мозга костей, бросились на защиту Толстого. Среди них был молодой епископ левого толка Сергий (Страгородский), который позже приветствовал революцию и был назначен первым патриархом советизированной Московской Патриархии.«Сергий, — пишет Г.М. Солдатов, «был популярен в кругах, ожидавших введения «демократических» реформ в государстве. В своих проповедях и речах он критиковал отношения между церковной и государственной властью в Российской империи». [7] Это было бы рискованно поднимать всего десять лет назад; но времена быстро менялись, и Сергий, как показала его дальнейшая деятельность, всегда чутко реагировал на то, как менялись времена, и соответственно приспосабливался к ним… 

     Однако истинного борца против Толстого и либералов Церковь нашла в лице необыкновенного чудотворца священника св.Иоанна Кронштадтского, написавшего о Толстом, что он «довел себя до полного дикаря в отношении веры и Церкви». Он назвал его не только еретиком, но и антихристом и отказался принять почетное членство в Юрьевском университете, если Толстой удостоился такой же чести. [8] Святитель Иоанн сокрушался, что «Церковь Божия на земле, возлюбленная невеста, обеднеет, страдает от диких нападок на нее со стороны безбожника Льва Толстого…»

     Для Толстого писал св.Иоанна, «нет высшего духовного совершенства в смысле достижения христианских добродетелей — простоты, смирения, чистоты сердца, целомудрия, покаяния, веры, надежды, любви в христианском смысле; он не признает христианских стремлений; он смеется над святостью и святынями — он боготворит себя и преклоняется перед собой, как идол, как сверхчеловек; Я, и никто другой, кроме меня, размышляет Толстой. Вы все ошибаетесь; Я открыл истину и учу всех истине! Евангелие от Толстого — вымысел и сказка.Итак, православные люди, кто такой Лев Толстой? Он лев рыкающий [ лев рыкающий ], ищущий, кого бы поглотить [I Петра 5.8]. А сколько он проглотил своими лестными страницами! Следите за ним.

 

     Святитель Иоанн был противником не только Толстого, но и всего «первообновленческого» течения в Церкви во главе с епископом Сергием. «Эти люди, — писал он, — отвергают Церковь, таинства, авторитет духовенства и придумали даже журнал Новый Путь [в котором публиковались опубликованные отчеты о религиозно-философских собраниях в Петербурге».Петербург]. Этот журнал взялся искать Бога, как будто Господь не являлся людям и не открывал истинный путь. Они не найдут другого пути, кроме как во Христе Иисусе, нашем Господе. […] Именно сатана выявляет все эти новые пути и глупых людей, которые не понимают, что они делают, и ведут себя и свой народ к гибели, распространяя среди народа свои сатанинские идеи». [10]

 

     Св. Иоанн особенно сокрушался о влиянии Толстого на молодежь: «Наша интеллигентская молодежь ниспровергла общественный и воспитательный строй, взяла на себя политику и суды, никем не призываемые к тому; они стали судить своих господ, своих учителей, правительство и всех, кроме самих королей; вместе со своим главою, Львом Толстым, осудили и осудили вселенского и страшного Самого Судию… Воистину, близок день страшного Суда, ибо уже совершилось отступление от Бога, которое было предсказано, и предтеча антихриста уже совершилась. открыл Себя, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею. [11]

 

     Фр. Иоанна поддержали лучшие клирики, такие как будущий митрополит и священномученик митрополит Петроградский о. Иосифа (Петровых), который писал: «Неверие, нечестие и всякие пагубные наклонности изливаются теперь на Святую Русь еще более разлившейся рекой. Их сдерживала эта могущественная личность [о. Иоанна], выдвинутого Промыслом Божиим против еретика Толстого». [12]

 

     В известном смысле российское общество рубежа веков можно было разделить на тех, кто верил в Толстого, и тех, кто верил в Иоанна Кронштадтского.Одни верили сначала в одно, потом в другое. Среди последних был будущий священномученик-епископ и устроитель Катакомбной церкви Михаил Александрович Новоселов. В 1886 году окончил историко-филологический факультет Императорского Московского университета. В этот период он познакомился с Толстым, который часто навещал своего отца, когда тот жил в Туле, и стал его близким другом и учеником. Между ними существует обильная переписка периода 1886-1901 гг. Михаил Александрович был арестован 27 декабря 1887 года вместе с несколькими молодыми друзьями, зараженными идеями движения «Народная воля», за хранение некоторой литературы этого движения, а также брошюры Толстого «Николай Палкин» и вполне мог были сосланы в Сибирь, если бы не вмешательство самого Толстого.В феврале 1888 года Михаила Александровича освободили, но запретили жить в столицах. Отказавшись от мысли о учительской карьере, Михаил Александрович купил землю в селе Дугино Тверской губернии и создал одну из первых толстовских поземельных общин в России. Однако отказ крестьян принять общину и их терпеливое вынесение тяжелой жизни постепенно привели Михаила Александровича к сомнению в собственных убеждениях и к более внимательному отношению к крестьянскому мировоззрению — православию.Более того, в одном он никогда не мог согласиться с Толстым — в его отрицании Божества Господа Иисуса Христа и элемента тайны в человеческой жизни. В конце концов, он порвал с ним и всю оставшуюся жизнь выступал против его учения, признавая при этом очень значительное влияние, которое тот оказал на него. Последнее письмо Толстого, написанное в Оптиной пустыни, было адресовано М. А. Новоселову. Михаил Александрович не успел ответить на него, но много позже сказал, что если бы он мог, то, вероятно, не ответил бы.После разрыва с Толстым он очень сблизился со святителем Иоанном Кронштадтским и старцами Оптиной и Зосимовой пустыни…

 

*

     Ленин говорил, что Толстой был «зеркалом русской революции». Однако это только часть правды: в значительной степени Толстой был и отцом революции. который, Сергей Волконский, был его родственником.Его последний, Воскресение, вдохновил неудавшуюся революцию 1905 года. Неудивительно, что на протяжении всего советского периода, в то время как другие авторы были запрещены, а их произведения уничтожены, Юбилейное издание Полного собрания сочинений Толстого (1928) продолжало продаваться огромными тиражами. …

     В 1910 году, все еще цепляясь за свои ложные рассуждения и отрекшись от православной веры, Толстой умер, еще не примирившись с Богом и Церковью…

     Сестре, которая была монахиней, его добровольный отказ от истины открылся в видении: «Когда я возвращался с погребения брата моего Сергия в свой дом в монастыре, мне приснился какой-то сон или видение, которое потрясло меня до глубины души.После того, как я совершил свое обычное келейное правило, я начал засыпать или впал в какое-то особое состояние между сном и бодрствованием, которое мы, монахи, называем легким сном. Я высадился и увидел… Была ночь. Был кабинет Льва Николаевича. На письменном столе стояла лампа с темным абажуром. За письменным столом и, опершись на него локтями, сидел Лев Николаевич, и на лице его была печать такой серьезной мысли и такого отчаяния, какого я еще никогда не видал в нем… Комната наполнилась густым , непроглядная тьма; единственное освещение было того места на столе и на лице Льва Николаевича, на которое падал свет лампы.Темнота в комнате была так густа, так непроницаема, что даже казалось, будто она наполнилась, пропиталась какой-то материализацией… И вдруг я увидел, что потолок кабинета распахнулся, и откуда-то с высоты потекли ручьи. такой ослепительно чудесный свет, подобного которому нельзя увидеть на земле; и в этом свете явился Господь Иисус Христос, в том виде, в каком Он изображен в Риме, на картине святого мученика и архидиакона Лаврентия: пречистые руки Спасителя распростерлись в воздухе над Львом Николаевичем , словно убирая с невидимых палачей орудия пыток.Это выглядит именно так, как на картинке. И этот невыразимый свет лился и лился на Льва Николаевича. Но он как будто и не видел… И хотелось крикнуть брату: Левушка, смотри, смотри!.. И вдруг за спиной Льва Николаевича, — я с ужасом увидел, — из в самой толще мрака я стал различать другую фигуру, страшную, жестокую фигуру, заставившую меня трепетать: и эта фигура, наложив обе руки сзади на глаза Льва Николаевича, закрыла от него этот чудный свет.И я увидел, что мой Левушка отчаянно пытается оттолкнуть эти жестокие, беспощадные руки…

     «В этот момент я очнулся и, очнувшись, услышал голос, говорящий как бы внутри меня: «Свет Христов просвещает всех!»

 

23.10.2019.

 



Монтефиоре, Романовы, Лондон, 2016, с. 471.

Figes, Народная трагедия, Лондон: Pimlico, 1997, с.160.

Уилсон, Толстой, Лондон: Atlantic Books, 2012, с. 402.

Уилсон, соч. соч., с. 403.

Рис., op. соч., стр. 160-162.

Солдатов, «Толстой и Сергий: Иудэ Подобные», Наша Страна (Наша Страна), N 2786; Верность (Fidelity), N 32, 1/14 января 2006 г.

В.Ф. Иванов, Русская интеллигенция и масонство от Петра I до наших дней , Москва, 1997, с.379.

Сент-Джон, Розамунд Бартлетт, Толстой. Русская жизнь, Бостон и Нью-Йорк: Houghton Mifflin Harcourt, 2011, с. 397.

Роберт Бёрд, «Митрополит Филарет и светская культура его эпохи», Владимир Цуриков (ред.), Филарет, митрополит Московский 1782-1867, The Variable Press, США, 2003, с. 25.

Солдатов, оп. цит.; Надежда Кизенко, Блудный святой: отец Иоанн Кронштадтский и русский народ, Pennsylvania State University Press, 2000, с.249.

Св. Иосиф Петроградский, В Отчем лоне: Дневник монаха, 3864; в М.С. Сахаров и Л.Е. Сикорская, Святомученик Иосиф Митрополит Петроградский (Священномученик Иосиф, митрополит Петроградский), СПб, 2006, с. 254.

Ленин тоже говорил о Толстом, с одной стороны, что он был «духовным человеком», который «разоблачал всех и вся», но, с другой стороны, он был и «истеричным, истеричным рабом власти», проповедовавшим непротивление злу.Что же касается произведений Достоевского, то он называл их «рвотным нравоуправлением», «покаянной истерией» (по «Преступлению и наказанию» ), «дурно пахнущей» (по «Братья Карамазовы» и «Бесы» ), «явно реакционной грязью… Прочитал и швырнул в стену» (на Дьяволы )».

Концевич И.М., Оптина Пустынь и ее Время (Оптина Пустынь и ее эпоха), Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, 1970, стр. 372-73.

‹‹ Назад ко всем статьям

Развлечения – Новости сообщества Beach Metro

Автор с пляжа возрождает старый способ публикации романа.Брайан Панхейзен в течение восьми недель публикует свой последний роман «Ночь — это тень, отбрасываемая миром» на веб-сайте Open Book: Toronto, openbooktoronto.com. Две главы книги будут выходить каждую неделю до конца февраля. Роман также будет доступен в новейшем формате электронной книги.
«Мне нравится эта экспериментальная смесь инноваций 21-го века, электронных книг и литературных традиций сериализации», — сказал Панхуйзен.
Романная сериализация — это старый метод привлечения внимания публики к книге, который использовали, в частности, Чарльз Диккенс и Лев Толстой.Электронные книги становятся настолько популярными, что недавно Amazon сообщила, что количество загрузок электронных книг для своего популярного электронного ридера Kindle на самом деле превышает объемы продаж регулярно издаваемых печатных книг.
«Ночь — это тень, отбрасываемая миром» начинается с того, что DC-3 внезапно приземляется за домом молодой пары. Муж, Корделл, отправляется на расследование и, пока его жена Марла наблюдает, садится на борт, и самолет взлетает. Марла задается вопросом, ушел ли он добровольно или был похищен и оставил присматривать за своим маленьким книжным магазином, пока его не было.Корделл, с другой стороны, находится в приключении на всю жизнь, задаваясь вопросом — и надеясь — он в конце концов вернется домой.
Панхуйзен — писатель, пилот и бывший книгоиздатель. Его предыдущая книга «Смерть Луны» представляет собой сборник рассказов, который был назван журналом «Январь» одним из лучших за год. Вы можете узнать больше о Nightis a Shadow Cast by the World, посетив nightisashadow.com.
Open Book: Toronto — литературный онлайн-журнал, посвященный оживленной литературной жизни Торонто.Вы можете узнать больше на openbooktoronto.com.

Певица пляжного джаза и блюза Зои Чилко выступит в Emmet Ray Lounge, 924 College St. недалеко от Доверкорта, 29 января с 21:00. вперед. К Зои на этом концерте присоединятся Майк Аллен на гитаре и Джон Дишан на саксофоне. Для получения дополнительной информации посетите веб-сайт Chilco по адресу zoehilco.ca. Чтобы связаться с Emmet Ray Lounge, позвоните по телефону 416-792-4497.

The Uptown Swing Band выступит в одном из своих любимых мест, когда они выйдут на сцену Gladstone Ballroom, 1214 Queen St.З., 2 февраля с 8 до 23 часов. Покрытие за 10 долларов обеспечит вам ночь превосходной танцевальной музыки в отреставрированном великолепии исторического бального зала отеля Gladstone. Пока вы там, вы можете столкнуться с Jaymz Bee и Glenn Woodcock из Jazz FM. Это выступление Uptown Swing Band является частью джазового сафари.
Если поездка в Вест-Энд для вас затруднительна, свинг-бэнд Uptown выступит на этой стороне реки Дон 12 февраля с 17:00 до 20:00. в Dominion On Queen, 500 Queen St. E. Покрытие стоит 10 долларов.
Для получения дополнительной информации о группе посетите сайт uptownswingband.com.

Joe Sealy

Music for the Soul: Beach Jazz and Reflection начинает свою программу 2012 года со специального выступления великих джазовых исполнителей Джо Сили, фортепиано, и Пола Новотны, бас, со специальными гостями Хорала Натаниэля Детта под руководством Брейнерда Блайден-Тейлора, 4 февраля, с 16:30 до 17:15. в церкви Св. Айдана.

Пол Новотны

Сили и Новотны хорошо известны тем, кто в прошлом посещал службы «Джазовая вечерня».Их превосходная игра сделала обоих музыкантов одними из самых востребованных в Торонто.
Отмеченный наградами хор Натаниэля Детта, названный в честь канадского композитора Р. Натаниэля Детта, был основан в 1998 году и продолжает представлять публике одни из лучших произведений афроцентрической классической музыки, спиритуала, госпела, джаза, фолка и блюза. Группа выступала на мероприятиях в честь таких мировых лидеров, как Нельсон Мандела и епископ Десмонд Туту, и была единственным канадским ансамблем, приглашенным выступить на инаугурации президента Барака Обамы в январе 2009 года.Это будет уникальная возможность услышать хорал Натаниэля Детта в такой интимной обстановке. Для получения дополнительной информации посетите сайт nathanieldettchorale.org.
«Музыка для души» будет проходить в церкви Св. Эйдана, 70 Silverbirch Ave. Для получения дополнительной информации звоните 416-691-8082.

Pegasus Dance Studios представляет 10-й ежегодный благотворительный концерт Dance Of Offering, который состоится 12 февраля в 17:00 в Театре Бетти Олифант, 404 Jarvis St.
. Каждый год Pegasus Dance Studios собирает членов танцевального сообщества Торонто, чтобы «отпраздновать и вернуть нашему городу через вечер танца.
В этом году концерт соберет средства для детской амбулаторной клиники в Восточной больнице общего профиля Торонто.
Dances Of Offering сочетает в себе таланты студентов-танцоров и профессиональных хореографов. К сотрудникам и ученикам Pegasus присоединятся обладательница премии Дора Никола Пантин, хореограф Джессика Хоутон, учащиеся театральных школ Эрла Хейга/Клода Уотсона и отца Редмонда и многие другие.
«То, что начиналось как небольшое студенческое шоу, превратилось в долгожданное событие, чтобы согреть холодный февральский месяц», — сказала художественный руководитель и соучредитель Pegasus Джейн Дэвис Манро.
Билеты на «Танцы предложения» стоят 35 долларов США для взрослых и 25 долларов США для детей. Для заказа перейдите на сайт dancesofoffering.myevent.com и нажмите «Купить билеты». Вы получите подтверждение, которое нужно распечатать и принести в Театр Бетти Олифант.
Танцевальная студия Pegasus расположена по адресу: 361 Glebeholme Blvd. в районе Коксвелл и Дэнфорт. Для получения дополнительной информации позвоните по телефону 416-469-2799 или посетите сайт pegasusstudios.com.


Вам понравилась эта статья? Станьте сторонником новостей сообщества Beach Metro уже сегодня! В течение 50 лет мы усердно работали, чтобы быть глазами и ушами в вашем сообществе, информировать вас о предстоящих событиях и сообщать вам, что и кто имеет значение.Мы освещаем большие истории, а также маленькие вещи, которые часто имеют наибольшее значение. НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, чтобы поддержать новости сообщества Beach Metro!

СТУДЕНТ, УЧИТЕЛЬ, ОТЕЦ — Толстой: Русская жизнь

Поэзия – это огонь, горящий в душе человека. Этот огонь обжигает, согревает и несет свет… Одни люди чувствуют тепло, другие чувствуют тепло, третьи только видят свет, а третьи даже не видят света… Но истинный поэт не может помочь гореть больно, и сжигать других.

Вот в чем дело.

Дневниковая запись, 28 октября 1870 г. 1

К СЕРЕДИНЕ 1869 г. почти вся Россия была поглощена «Войной и миром» и с нетерпением ждала ее окончания, по сообщению петербургской газеты. 2 Толстой все еще должен был следить за публикацией последних глав (которые, наконец, поступили в продажу в декабре того же года), но его мысли метались во всевозможных новых направлениях. По правде говоря, его интерес к роману к этому времени уже начал угасать.Следующее лето он провел, погрузившись в немецкую философию, а затем приступил к интенсивному изучению русских сказок и народных былин с целью составления книг, которые помогут детям научиться читать. Он прочитал Шекспира и Мольера и начал писать пьесу. Он обдумывал идеи для романа о Петре Великом и в то же время начал обдумывать другой, совсем другой роман о затруднительном положении светской женщины в современной России. Он также начал изучать древнегреческий язык.Но он был самым счастливым, когда его мысли не гонялись. На самом деле, в те недели и месяцы, которые последовали за завершением «Войны » и «Мира», Толстой был счастлив, когда ему вообще не нужно было думать. Игры в безик с теткой были приятным развлечением холодными зимними вечерами и признаком того, что он расслабляется (обычно он компульсивно переключался на игру в пасьянс, когда начинал новую работу), но что ему действительно нравилось, так это кросс- катался на лыжах в лесу и катался на коньках на большом пруду под своим домом.Он давал уроки своему шестилетнему сыну Сергею и часами самостоятельно отрабатывал сложные маневры. 3 Когда наступило лето, он работал в саду, выкапывая крапиву и лопух и приводя в порядок клумбы. 4 Он тоже уходил в поле, чтобы целыми днями косить с крестьянами. «Я не могу описать вам не только наслаждение, но и счастье, которое я испытываю при этом», — писал он Сергею Урусову, с которым познакомился и подружился во время обороны Севастополя. 5 Он все-таки описывал его позже, когда писал «Анну Каренину»: самые лирические места романа посвящены скорее экстазу косы, чем расцвету романтики. С приходом осени Толстой, как обычно, отправился на охоту, в основном на вальдшнепа и зайца, но на следующий год он застрелил двух волков, находясь в экспедиции с друзьями. 6

Когда он был занят физическими занятиями, Толстой мог предотвратить темные мысли, которые угрожали посягнуть на него в то, что он назвал «мертвое время» между письменными проектами. 7 Это было время ужасной неопределенности, писал он в первом письме петербургскому критику и философу Николаю Страхову, которому суждено было стать одним из его ближайших друзей и доверенных лиц. 8 Сын священника из провинции и человек огромного ума, Страхов в начале своей карьеры преподавал математику и естествознание, но теперь работал в Санкт-Петербургской публичной библиотеке, где оставался до конца своих дней. на пенсию в 1885 г. 9 Он и Толстой, которого он боготворил, были ровесниками. Страхов был первым, кто признал масштабы достижений Толстого в трех обзорных статьях, написанных им о «Войне и мире ». После того, как последний из них был напечатан в новом славянофильском журнале Заря в январе 1870, 10 , он написал Толстому, приглашая его стать сотрудником. Толстой отказался, объяснив это тем, что он был в ужасном состоянии, в одну минуту вынашивал безумно амбициозные планы, а в следующую поддавался неуверенности в себе.Возможно, это была необходимая прелюдия к периоду счастливой, самоуверенной работы, подобной той, которая только что закончилась, допускал он, но, возможно, это означало, что он больше никогда ничего не напишет. 11 Толстой всегда находил начало нового художественного произведения утомительным, так как он чувствовал, что ему нужно проработать в голове различные траектории персонажей, прежде чем он сможет продолжить, как если бы это была игра в шахматы. Этот сложный процесс он описал в письме к Афанасию Фету в ноябре 1870 г.:

Хандрю и ничего не пишу, а работа нахожу мучительной.Вы не представляете, как тяжела для меня эта подготовительная работа по тщательной вспашке поля, которое мне надо засеять. Продумывать и размышлять обо всем, что может случиться со всеми будущими людьми моей предстоящей работы, которая будет очень большой, и продумывать миллионы возможных комбинаций, чтобы выбрать 1/100000, ужасно сложно. И это то, чем я занят. 12

Далекий от того, чтобы наслаждаться чувством достижения, закончив Войну и мир, Толстой мучился опасениями, что он сам покончил с собой как писатель.Но его тревоги пошли глубже, как позже вспоминала Соня. Иногда его настроение поднималось, когда у него были вспышки вдохновения, но чаще он был угрюм и убежден, что «все кончено для него, что ему пора умирать и т. д. и т. п.». 13 Ему был сорок один год. Как оказалось, жить ему оставалось ровно сорок один год.

В то время как его увлекала огромная волна творческого вдохновения, подтолкнувшая его к написанию «Войны и мира», Толстой успешно подавлял свои склонности к депрессии, но теперь он не мог не поддаться меланхолическим мыслям и своему продолжающемуся нездоровью. также способствовало его плохому настроению. 14 Через два года после того, как он закончил Войну и мир, он все еще чувствовал себя настолько подавленным, что признался Сергею Урусову, что у него нет воли к жизни, и он никогда не чувствовал себя таким несчастным за всю свою жизнь. 15 Неверно истолковав симптомы, которые в этот момент сам муж не вполне понял, Соня все больше беспокоилась о том, чтобы он начал новую книгу. Однако прошло три года, прежде чем Толстой начал «Анну Каренину », «», и написание его оказалось таким же трудным, как и написание « Войны и мира ».« Анна Каренина » больше, чем какой-либо другой роман, от которого читатели неизменно говорят, что не могут оторваться. У Толстого, напротив, было так мало желания закончить его, что ему пришлось заставить себя взяться за него. Ни он, ни Соня еще этого вполне не осознавали, но самые счастливые годы их брака уже прошли.

Если Толстого посещали мысли о собственной смертности после окончания « Войны и мира», то это было потому, что он начал серьезно противостоять смерти, пока писал ее.Первое нежелательное столкновение со смертью произошло благодаря его случайному участию в военном трибунале над рядовым Василием Шабуниным в 1866 году. Этот отдельный случай оказал на него гораздо большее влияние, чем он был готов признать в то время. Тем летом к Толстым приехал друг семьи Беров, Григорий Колокольцов, офицер, служивший в Московском пехотном полку, стоявшем в нескольких верстах по дороге из Ясной Поляны. В последующие визиты в Ясную Поляну он привозил с собой своего полковника Петра Юношу и еще одного офицера по имени Александр Стасюлевич, и Толстой с удовольствием ездил с ними верхом. 16 Однажды Колокольцов и Стасюлевич пришли спросить Толстого, не будет ли он защищать одного из рядовых солдат полка на предстоящем военном трибунале: рядовой Шабунин ударил своего начальника, а по российскому законодательству это деяние каралось смерть. Как противник смертной казни с тех пор, как он стал свидетелем публичной казни в Париже, Толстой согласился. 17

Несмотря на мольбу Толстого, Шабунин был осужден и приговорен к расстрелу.Потрясенный тем, что такое незначительное нарушение может повлечь столь суровое и неуместное наказание, Толстой немедленно обратился в высшие инстанции через свою влиятельную кузину Александрину в Санкт-Петербурге, но безрезультатно. Возможно, отчасти это было связано с истерией при дворе после покушения на Александра II в Санкт-Петербурге несколькими месяцами ранее. К смертной казни был также приговорен вооруженный ружьем Дмитрий Каракозов, один из первых российских революционеров. В сентябре Толстой попросил военный оркестр, который должен был играть на казни Шабунина, приехать в Ясную Поляну в качестве сюрприза на именины Сони.Был теплый вечер, и после обеда на веранде, за длинным столом, украшенным цветами, гости танцевали до ночи — Соня записала в своем дневнике, что это был очень веселый вечер, и ее муж был особенно хорошее настроение. 18 Затем Толстой вернулся к написанию романа «Война и мир». Самоубийство Стасюлевича в следующем году, по-видимому, глубоко потрясшее Толстого, не имело прямого отношения к смерти рядового Шабунина, но было леденящим душу послесловием к событию, которое, как оказалось впоследствии, будет грызть его совесть. 19

Потом были личные потери. Он не был особенно близок ни со своим тестем Андреем Естафьевичем, ни со своим распутным дядей Владимиром в Казани, ни тем более со своим ужасным зятем Валерианом Петровичем Толстым, которые все умерли в 1860-х годах, но он был очень огорчен смерти Елизаветы, сестры его дальней родственницы Александрины, и особенно Дарьи Александровны, известной всем как Долли, — жены его лучшего друга Дмитрия Дьякова, которого он знал со студенческих лет. 20 Затем, в 1869 году, друг Толстого Сергей Урусов, уже овдовев, потерял единственную дочь Лидию, а другой друг, Афанасий Фет, быстро потерял сестру Надежду и двух шуринов, Николая и Василия Боткиных. Сам Толстой дружил с Василием Боткиным более десяти лет и был встревожен, узнав, что тот внезапно умер в компании друзей, собравшихся у него дома, чтобы послушать выступление струнного квартета. 21

Летом 1869 года Толстой тоже начал философски смотреть на жизнь и смерть, читая Шопенгауэра (1788-1860), мыслителя, известного своим пессимистическим взглядом на мир.Один из великих философов девятнадцатого века, Шопенгауэр был уважаем такими разными деятелями, как Ницше, Витгенштейн, Фрейд и Юнг, но он также имел особую привлекательность для творческих умов из-за красоты и простоты своего изложения, его непосредственного участия в проблема реального существования, а не абстракций, и высокое значение, занимаемое в его философской системе искусством. Шопенгауэр был одним из первых западных философов, который смог серьезно изучить индийскую философию с помощью ставших доступными переводов, и влияние буддийских идей на его взгляд на жизнь как на страдание очевидно.Как и в буддизме, Шопенгауэр отождествлял страдание с привязанностью к желаниям, рассматривал искусство, наряду с покорностью и состраданием, как одно из немногих доступных человеку средств пережить временное освобождение от страдания. Идеи Шопенгауэра о тщетности человеческих стремлений казались Толстому совершенно понятными, и его вновь обретенная страсть к ним была такова, что он приобрел портрет философа и повесил его на стене своего кабинета. 22 Толстой не одинок в своем почитании Шопенгауэра.Было много других крупных художников, для которых он был столь же важен, включая Тургенева, Томаса Манна и Сэмюэля Беккета, не говоря уже о таких композиторах, как Рихард Вагнер, который, когда Толстой писал « Война и мир », участвовал в написании «Кольца ». Цикл , его музыкальный эквивалент не только с точки зрения масштаба и амбиций, но и технически благодаря творческому использованию повторения.

Каким-то образом все болезненные мысли Толстого достигли апогея осенью 1869 года, когда он совершил поездку в Пензенскую губернию, чтобы осмотреть землю, которую он собирался купить.Остановившись на ночь в городе Арзамасе, он проснулся в два часа ночи, измученный, но не в силах заснуть. Хотя физически он был вполне здоров, его внезапно охватил страх смерти, более сильный, чем когда-либо прежде, что вызвало в нем состояние экзистенциальной боли, которое он нашел совершенно ужасающим. Много лет спустя он воспользовался этим воспоминанием о крайнем эмоциональном одиночестве, когда начал писать автобиографический рассказ под названием «Записки сумасшедшего», хотя так и не закончил его.

Помимо его зацикленности на смерти, еще одно облако появилось на горизонте Толстого после того, как он закончил Война и мир: семейные трудности. Толстой, может быть, и относился к своей жене как к ребенку, но во многих отношениях он также был ребенком с ней. Как только они создали семью, Соня стала источником материнской защиты и обеспечила ему эмоциональную стабильность, необходимую ему, чтобы сосредоточиться на писательстве. Было несколько тревожных инцидентов, которые нарушили безмятежность в основном счастливых лет, когда Толстой писал «Войну и мир », , но они были скорее исключениями, чем правилом, и были отвергнуты как заблуждения.Теперь стало наоборот. В августе 1871 года Соня отметила в своем дневнике, что что-то в их отношениях «оборвалось» прошлой зимой, когда они оба были нездоровы. Толстой также позже упомянул в своем дневнике, что осознал свое одиночество после того, как «порвалась струна» в их браке примерно в это же время в своем дневнике. 23 Они и раньше ссорились, конечно, но этот разлад был более серьезным, и первоначально возник из-за их разных взглядов на роль женщины в браке.Хотя Соня продолжала подчиняться мужу, она становилась все более уверенной в отстаивании собственных взглядов, иногда побуждаемых чисто физической необходимостью.

В феврале 1871 года Соня родила вторую дочь и пятого ребенка, которого окрестили Марией в честь сестры Толстого и которая, как и она, сразу стала всем известна как Маша. После чрезвычайно тяжелых родов Соня заболела послеродовой горячкой и чуть не умерла, что, по понятным причинам, заставило ее не желать терпеть ужас и боль очередного приступа опасной для жизни болезни.Она начала думать, что для нее будет лучше не беременеть снова, но у ее мужа были другие взгляды. Толстой не просто не мыслил брака без детей, он считал главным призванием женщины рожать детей, кормить грудью и воспитывать их, и поэтому ужасался при мысли о том, что его жена избегает будущих беременностей. Собственно говоря, в марте 1870 г. он изложил свои мысли по этому поводу в неотправленном письме на имя Николая Страхова, который тотчас же дополнил свой обзор « Войны и мира » статьей «Женский вопрос» в очередной выпуск Рассвет. Несмотря на то, что он так и не отправил это письмо, показательно, что Толстой почувствовал желание ответить сразу же. На самом деле, он сам начал писать статью на эту тему в 1868 году, описывая мужчин как «рабочих пчел в улье человеческого общества», а женщин — как королев, которых нельзя отвлекать от их основной роли в воспроизводстве вида. 24 «Женский вопрос» глубоко занимал его и действительно лежал в самой сердцевине «Анны Карениной».

Толстой вообще не любил читать и выписываться на газеты и журналы, но было несколько исключений.В 1870 году Теодор Рис, немец из Ольденбурга, ответственный за печать «Война и мир, », стал редактором-основателем Moskauer Deutscher Zeitung. Когда он начал публиковать немецкий перевод «Война и мир » в первом номере, 25 всего через месяц после выпуска последнего тома на русском языке, он отправил свою газету Толстому бесплатно. Парижский Revue des deux mondes долгое время был единственным журналом, который активно читали Толстые, 26 , но позже, в 1870-х годах, они договорились разделить с Сергеем стоимость нескольких подписок в Пирогово. 27 Толстой делал вид, что никогда не читал рецензий на его произведения, помня, как критики травили Пушкина при его жизни. 28 Но правда в том, что он читал их и принимал критику очень близко к сердцу, неизменно немедленно отвечая на нее в письменном виде, хотя его обиды явно часто быстро утихали, так как он оставлял большинство своих ответов критикам незаконченными. 29 Если для Страхова он сделал исключение, то потому, что рецензия его была умна и весьма положительна, а также потому, что «Заря» тоже была прислана ему безвозмездно, — так он пришел прочитать статью Страхова о тема женского освобождения.

«Женский вопрос» был в то время горячей темой в России, как и во всей Европе, настолько, что два русских перевода основополагающего эссе Джона Стюарта Милля «Подчинение женщин » были опубликованы в течение нескольких месяцев после его первоначальной публикации. в Англии в 1869 году, а статья Страхова последовала через несколько месяцев, в феврале 1870 года. Джон Стюарт Милль, известный тем, что был первым британским членом парламента, который призвал к избирательному праву женщин, и своей защитой прав женщин, имел множество последователей в России. , но как консерваторы, Страхов и Толстой не были среди них.Страхов, тихий, ученый, пожизненный холостяк, восхвалял «Войну и мир » как семейную хронику и утверждал в своей статье, что место женщины — в семье. Толстой искренне согласился и не согласился только с негативным отношением Страхова к проституткам, утверждая, что они играют важную роль в сохранении института семьи. «Представьте себе Лондон без его 80 000 магдалин — что было бы с семьями?» он написал. 30

Соне было всего двадцать семь, когда родилась Маша, поэтому, должно быть, она была полна ужаса при мысли о выполнении воли мужа: непримиримость его взглядов привела бы к тому, что она родила бы еще восемь детей, из которых только трое дожили до совершеннолетия. .Помимо риска для здоровья, каждая новая беременность все теснее привязывала ее к Ясной Поляне и означала, что ей снова приходилось откладывать свои надежды на жизнь вне детской. «С каждым ребенком надо еще больше отдать за себя жизнь и смириться с бременем забот, забот, болезней и лет», — отмечала она в своем дневнике в июне 1870 года. 31 матери, и ей нравилось жить в Ясной Поляне, но она была молодой женщиной, выросшей в городе, и через некоторое время ей захотелось перемены обстановки, общества и возможности побывать на случайных вечерах. .Она находила одиночество угнетающим. 32 У русских семей из их среды был обычай проводить зиму в городе, а на летние месяцы уезжать в усадьбу или на дачу, но Толстые жили деревенской жизнью круглый год. В начале их брака Толстой мечтал иметь в Москве pied-a-terre — квартиру на Сивцев-Вражке, в тихом переулке в самом центре города, излюбленном для состоятельных людей, где его двоюродный брат Жил-был Федор Иванович Американец.Он признался отцу Сони, что мечтает перенести их яснополянскую жизнь в Москву на три-четыре месяца каждую зиму, в комплекте «с тем же Алексеем, с той же няней, с тем же самоваром», чтобы иметь возможность наслаждаться захватывающей беседой с новыми люди, посещайте библиотеки и ходите в театр. 33 Этот план был сорван из-за нехватки средств, и к тому времени, когда доход от Война и мир сделал Толстого богатым человеком, у него больше не было желания.Когда он стал старше, он стал более замкнутым, предпочитая подолгу находиться дома, когда он мог спокойно работать. Городская жизнь вскоре надоела ему, поэтому он всегда был рад уехать, но у него была свобода приходить и уходить более или менее по своему усмотрению. Ему не особенно нравилось слушать такие оперы, как « Мозе в Египте » Россини и «Фауст » Гуно, , но, по крайней мере, у него была возможность пойти в театр, пока он писал « Войну и мир». Опера была большой страстью Сони — что бы она отдала за то, чтобы иногда наряжаться для вечера в Большом театре! 34 В эти годы она несколько раз приезжала в Москву, но большую часть времени находилась дома в деревне: самым ярким событием года для нее было лето, когда ее сестра Таня и другие родственники приезжали в остаться.«Если бы пробудились все мои интеллектуальные и эмоциональные способности и больше всего мои желания, я бы плакала до тех пор, пока не придет царство», — писала она Тане в ноябре 1871 г., а через несколько месяцев снова писала ей об «одинокой, монашеской жизни в Ясной Поляне. 35

Толстой также имел право совершать поездки в другие места. Помимо своего кошмарного опыта в Арзамасе, ему нравилось поднимать взгляд на верхушки высоких сосен, когда он путешествовал по густым лесам Пензенской области осенью 1869 года.Перейдя реку Суру, изобилующую стерлядью, он также насладился характерной для этого региона галечной черноземной землей. Как и местное население, оно напоминало ему могучего пахаря из русского фольклора Микулу Селяниновича, традиционного крестьянского символа русской силы и героя средневековых былин, которые он читал. 36 Летом 1871 года Толстой уехал дальше и снова жил как башкирский кочевник в степи к востоку от Самары. Планировалось, что на следующий год поедет и Соня, но к осени она обнаружила, что снова беременна.В унылом письме, чтобы рассказать об этом своей сестре Тане в октябре того же года, она говорила о грязи и однообразии, и о том, как рождение шестого ребенка будет означать, что следующим летом придется остаться на месте: «в Самару нельзя будет поехать, будет невозможно приехать к вам в гости, придется взять другую няню и т. д. и т. п.». 37 Копируя «Война и мир», Соня чувствовала, что она участвует и вносит свой вклад в творческую работу своего мужа, хотя и в очень незначительной степени, поэтому понятно, что она стремилась к тому, чтобы он начал писать новая книга.Но 700-страничная азбука была не совсем тем, что она имела в виду.

Толстой буквально вернулся к истокам для своей следующей книги. От утонченной беллетристики о русских аристократах и ​​возвышенных философствований об истории он перешел к обучению детей чтению: первый из четырех томов его Азбуки начинается с тридцати пяти букв кириллицы, напечатанных крупным шрифтом. У него никогда не было недостатка в новых идеях для романов, но какой смысл их реализовывать, когда подавляющее большинство населения даже читать не умело? Когда он писал «Войну и мир », «», его увлекал импульс, но после того, как он закончил его, его неизбежно вернуло на путь, по которому он шел до женитьбы.В поле зрения Толстого снова замаячило просвещение народа, и изданную им в 1872 году Азбуку он считал кульминацией тринадцатилетней работы над этой целью.

Если в начале 1870-х мысли Толстого возвращались к вопросам преподавания и обучения, то это потому, что он, конечно, все еще глубоко заботился о деле народного образования, но он также думал ближе к дому: к своим собственным детям. Старшему сыну Толстых Сергею было семь лет, когда в 1871 году родилась Маша, Тане было шесть, Илье почти пять, а Льву около двух.Толстой, возможно, не очень интересовался своими детьми, когда они были младенцами, и большую часть 1860-х годов он был занят 90 255 «Войной и миром», 90 256, но у него, естественно, были очень твердые представления о том, как он хочет, чтобы его дети были образованы, и как как только они достигли школьного возраста, он захотел принять участие. Он был непреклонен в том, чтобы его дети получали домашнее образование, как и он, и что и он, и его жена будут давать уроки. Именно тогда он обнаружил недостатки учебников, доступных в то время.Толстой считал, что тексты для детей, обучающихся чтению, должны быть понятными, разнообразными и интересными, но слишком многие книги, по его мнению, либо невыносимо скучны, либо слишком далеки от жизни. Естественно, он решил сам написать гораздо лучший учебник, и, поскольку он был Толстым, самым русским из всех русских, это стало грандиозным амбициозным проектом, охватывающим всю семью, направленным не только на младших Толстых, но и на всех русских детей, обучающихся читать.

Толстой много думал о составлении своей Азбуки и букваря для чтения.Сначала он планировал опубликовать их по отдельности, но затем объединил их в один том, разделенный на четыре книги возрастающей сложности. Половина каждой книги отводилась рассказам, басням и научным объяснениям. Другая половина была разделена между выдержками из Священного Писания, житиями святых и русскими летописями (на церковнославянском и современном русском языках) и начатками математики с последующими инструкциями для учителей. Сначала он набросал идею «Первой книги для чтения и Азбуки для семьи и школы с инструкциями для учителя графа Л.Н. Толстой» как дневниковая запись сентября 1868 г., во время визита Юджина Шайлера. 38 Пока они переставляли библиотеку Толстого, Шайлер заметила, что верхняя полка начинается с немецкого писателя Бертольда Ауэрбаха, что привело к обсуждению весомого романа последнего «Новая жизнь». Толстой снял ее с полки и велел Шайлер пойти и прочитать ее, объяснив, что именно эта книга побудила его основать школу в Ясной Поляне.Когда Шайлер случайно встретил Ауэрбаха во время путешествия по Германии после его визита в Ясную Поляну, он упомянул ему об этом разговоре, и Ауэрбах хорошо вспомнил Толстого, сказав: «Да, я всегда помню, как я испугался, когда этот странного вида человек объявил, что он был Ойген Бауманн, так как я боялся, что он собирается угрожать мне иском за клевету и диффамацию». 39 Беседы Толстого с Шайлер в 1868 г. возродили его интерес к народному образованию, и когда осенью 1871 г. он приступил к практической работе по составлению своей Азбуки , он обратился к большому количеству учебников и теоретических работ. иностранными педагогами, такими как Иоганн Генрих Песталоцци, а также несколькими американскими учебниками для начинающих, которые Шайлер добыла для него.

Как оказалось, годы сразу после Войны и мира были паровым периодом только в манере говорить, так как до того, как Толстой приступил к своей Азбуке, он напоминал себе о процессе обучения, изучая древнегреческий язык . Отчасти это было сделано для того, чтобы он мог учить своего сына Сергея, которому хотел дать классическое образование, 40 , но также и для того, чтобы он мог сделать свои собственные переводы басен Эзопа для своей Азбуки. 41 Поскольку кириллица основана на греческой, многие буквы знакомы, что дает русским преимущество, но особенности греческой грамматики не для слабонервных.Однако Толстой не был типичным учеником. В начале декабря 1870 г. он пригласил семинариста из Тулы приехать в Ясную Поляну и дать ему несколько уроков, а к концу месяца уже целыми днями читал греческую литературу в подлиннике. Он начал с Анабасиса, отчета Ксенофонта о кампании под предводительством Кира и его армии из 10 000 греческих наемников против персидского правителя Артаксеркса II в пятом веке до нашей эры. Толстой находил захватывающим возможность читать и понимать самостоятельно, и греческий язык стал его последней навязчивой идеей.«Я полностью живу в Афинах, — писал он своему другу Фету. — Во сне я говорю по-гречески. 42 Не успел Соня вылечиться от послеродовой горячки в марте 1871 г., как он перешел к Платону и Гомеру, сделав свои собственные переводы частей «Илиады», , которые он сравнил с самой известной русской версией, выполненной Николаем Гнедичем. в 1829 году. Несколько месяцев спустя, направляясь в степь тем летом, он читал неподготовленные тексты a livre ouvert с профессором классической филологии Московского университета Павлом Леонтьевым, к которому даже несколько раз заходил. 43

Пока он питался перебродившим кобыльим молоком в степи в башкирской войлочной палатке, новость о том, что граф Толстой за три месяца выучил греческий, стала притчей во языцех в Москве. 44 Толстой уже читал Геродота, который, по его словам, описал скифов, среди которых он жил, «подробно и с большой точностью». 45 Между образом жизни башкир и кочевников-скифов, которые тоже питались кобыльим молоком, действительно было сходство.Как и в случае с пчеловодством, новая страсть Толстого к греческому языку была на время всепоглощающей, настолько, что Соня и его близкие друзья опасались за его психическое здоровье (Сергей Урусов хотел, чтобы вместо этого он читал жития святых). 46 «Понятно, что ничто на свете не интересует и не восхищает его так, как каждое новое греческое слово или фраза, которые он выучивает», — отметила Соня в своем дневнике. 47 Но сверхактивный, переменчивый ум Толстого вскоре снова взбесился. Чтение классиков древнегреческой литературы пробудило интерес к «классикам» русской литературы, что, в свою очередь, заставило его мечтать написать что-нибудь о жизни древней Руси. 48

Очевидно, в русской «классике» не было ничего сравнимого с эпическими поэмами «Илиады» и «Одиссеи», хотя бы потому, что до 988 года, когда христианизация Руси принесла с собой потребность в письменном языке для распространения Слова Божьего. Огромный всплеск интереса к допетровскому прошлому, начавшийся в 1860-х годах как ответвление Великих реформ, тем не менее привел к тому, что русские впервые открыли и оценили свою старую литературу.Волнение было заразительным, и Толстой смог извлечь выгоду из появления новых изданий, сборников и исследований, которые теперь появлялись — Яснополянская библиотека начала разбухать. 49 Его изучение средневековой русской литературы было лично полезным, но оно также было необходимой подготовкой к его Азбуке, , так как он с самого начала решил включить в свой букварь значительный раздел религиозных и исторических текстов на древнерусских языках. славянский (средневековый литературный язык православной церкви) с параллельными переводами на современный русский язык.

Среди духовных произведений, которые больше всего вдохновляли Толстого, были Чети-Меней («ежемесячные чтения»), объемистый сборник религиозных текстов, расположенных в хронологическом порядке и предназначенных для чтения в дни памяти православных святых. 50 Политика Византийской империи всегда заключалась в том, чтобы ее миссионеры переводили Евангелие для обращенных ими языческих народов. Соответственно, после принятия кириллицы, изобретенной двумя греческими монахами Кириллом и Мефодием, литературная деятельность в России с самого начала носила исключительно религиозный характер и следовала византийской практике.Но в шестнадцатом веке, после того как митрополит Новгородский Макарий включил такие тексты, как жития недавно канонизированных русских святых, первоначально греческий, но ныне обрусевший Хети-Меней стал занимать первостепенное значение в духовной и литературной жизни нации. Другое важное издание Чети-Меней было позже произведено в семнадцатом веке Дмитрием Ростовским (сам позже канонизированным), и экземпляр издания 1864 года, приобретенный Толстым, вскоре был им густо аннотирован. 51 Толстой считал тексты Чети-Меней «настоящей поэзией» России 52 (он, как известно, мало ценил стихи, написанные современными поэтами), и выбирал отрывки из обоих сборников для включить в букварь разделы своего Азбуки наряду с отрывками из Библии и древнейшей русской летописи, датируемой двенадцатым веком. Одним из них был чудесный эпизод из жизни Макария преподобного Симеона Столпника Младшего (отшельника, жившего на столпе близ Антиохии), в котором разбойнику внушается покаяние в своих грехах.Другая была сокращенной версией жизни Дмитрия преподобного Сергия Радонежского, покровителя России и основателя самого важного монастыря Русской православной церкви, Троице-Сергиевой лавры XIV века под Москвой.

Если Толстой остановился именно на Сергии, то это могло быть потому, что жизнь святого резонировала с некоторыми его собственными стремлениями на подсознательном уровне (хотя только через десятилетие он полностью осознал, что это были за стремления на самом деле).Преподобный Сергий, первый великий русский подвижник, в детстве отвернулся от своего дворянского происхождения, чтобы искать жизни в нищете и уединении в «пустыне», подражая святому Антонию Египетскому, основателю монашества. Сельская глушь была русским эквивалентом «пустыни» — дремучим лесом в случае преподобного Сергия, — и последователи, которых он привлек, позже последовали его примеру, преднамеренно основав более сорока монастырей в частях России, столь же отдаленных, негостеприимных и суровых. далеко от городов.Жизнь Сергия была образцом смирения. Он отказался от предложенной ему возможности занять выдающееся положение в русской церковной иерархии, предпочитая вместо этого продолжать свою бедную жизнь, занимаясь тяжелым физическим трудом. Толстой не забудет своего исследования Чети-Меней. Он будет опираться на жизнь преподобного Сергия в 1890 году, когда он написал свой рассказ «Отец Сергий», 53 , в котором рассказывается о борьбе монаха и бывшего дворянина, чтобы преодолеть свою гордость и жить по-христиански. идеалы.Толстовский отец Сергий, наконец, обретает покой, живя странником — тем специфически русским типом религиозного странника, зависящего от милостыни, чей аскетизм основан на жизни постоянного странничества без материальных благ. Мечтой Толстого также стало отрешиться от мира и стать странником, и в конце концов он осуществил эту мечту, но по-своему, как и все в его жизни.

Толстой восхищался красотой письма в русской агиографии, и именно эстетическими критериями он руководствовался при выборе текстов для Азбуки в большей степени, чем что-либо еще, — он хотел, чтобы маленькие дети соприкасались с поэтическим языком из самое начало.Но по-настоящему завораживало его светское наследие средневекового устного эпоса, былины , . Сборники повествовательных стихов о подвигах русских полумифологических воинов (богатырей) впервые были составлены в XVIII веке, 54 , но только в 1860-х годах они стали широко доступны. Для Толстого, как и для многих его современников, они были волнующим открытием, и еще более мучительным было открытие, что эта устная традиция еще не угасла.Павел Рыбников, этнограф, сосланный на Крайний Север якобы за революционную пропаганду, обнаружил, что в этом районе еще поют и декламируют былины крестьяне. Он произвел фурор в 1860-х годах, записав их и опубликовав. 55

Эта живая связь с прошлым через русский язык волновала такого писателя, как Толстой, который питал непреходящую страсть к родным поговоркам и пословицам. Он был одним из основателей общества, созданного в Москве в 1870 году для изучения и сохранения русской народной песни, 56 , и дружба, которую он впоследствии завязал с одним из самых знаменитых крестьянских «чтецов» русского севера, оказали непосредственное влияние на его творчество.Энтузиазм Толстого даже привел автора пьесы 1869 года по былинам о богатыре Алеше Поповиче к написанию целой книги о структуре древнерусского стиха. 57 Одновременно с раскрытием былинной традиции Александр Афанасьев пошел по стопам братьев Гримм и издал первые сборники русских сказок. Его новаторский сборник из 640 сказок появился в восьми томах, изданных между 1855 и 1864 годами. записывать «языческие» сказки (которые впервые появились в печати в английском переводе), но теперь стала цениться и эта богатая традиция.

Толстой был полностью увлечен сказками и былины он начал читать после завершения Война и мир, и неудивительно, путешествуя по плодородным сельскохозяйственным угодьям Пензенской области в 1869 году во время осмотра имущества, что он должен подумали о Микуле Селяниновиче. Былана о пахаре, который работает так быстро, что князь может догнать его только через три дня верхом, была одной из первых, которые он решил включить в свой букварь. Толстой был очарован и трагической легендой о богатыре Даниле Ловчанине. В одной из версий этой былины , князь Владимир посылает Данилу с опасной миссией убить свирепого льва, надеясь жениться на его красавице-жене в неминуемом случае его смерти, но Василиса из предосторожности отправляет мужа с 300 стрелами. чтобы его миссия была успешной. Затем Данило в отчаянии закалывает себя, а не скрещивает мечи с убийцами, посланными затем решительным князем, но верная вдова Василиса лишает себя жизни над телом мужа, а не выходит за него замуж.Толстой мечтал превратить эту историю (ближайший русский аналог Ромео и Джульетта или Тристан и Изольда с точки зрения трагической гибели двух влюбленных) в пьесу. Но, естественно, больше всего ему нравился народный герой, могучий Илья Муромец, о подвигах которого он читал еще мальчишкой. Он даже задумал написать роман или популярную драму, в которой создал бы персонажей с чертами великих богатырей. 59 Илья все еще был бы крестьянским сыном, но вместо того, чтобы в одиночку побеждать армии после тридцати трех лет лежания на печи, Толстой хотел представить его умным молодым студентом университета. 60

Главной задачей Толстого было привить своим юным читателям любовь к России — к ее ландшафту, ее истории, ее быту и, конечно же, ее языку. Одним из его любимых занятий стали прогулки по большой дороге, проходившей недалеко от Ясной Поляны, чтобы собрать поговорки и пословицы многочисленных богомольцев и религиозных скитальцев, совершавших пеший путь в великий Печерский монастырь в Киеве. Такие высказывания, как «ворона не может быть соколом», позволили ему просто и увлекательно объяснить детям особенности русского произношения.Толстой также хотел пробудить в юных читателях любопытство к работе науки в своей Азбуке, , но для того, чтобы ответить на такие вопросы, как «Куда уходит вода из моря?» и «Для чего нужен ветер?» таким образом, который был бы и понятным, и привлекательным для детей, он чувствовал, что ему самому необходимо глубоко понять эти явления. Поэтому он погрузился в интенсивное и всестороннее изучение почти всех областей науки, от зоологии до физики. Везде, где это было возможно, Толстой предпринял практические исследования, в результате чего однажды он провел всю ночь в саду, глядя на звезды, чтобы освежить свои знания в области астрономии. 61 Понимание и последующее объяснение таких процессов, как гальванизм и образование кристаллов, требовало постоянной концентрации за его письменным столом в помещении: его записные книжки того времени пестрят ссылками на таких ученых, как Майкл Фарадей, Хамфри Дэви и Джон Тиндалл. 62

Наконец, Толстой хотел также воспитать в детях чувство правды, честности и ценности трудолюбия, но не сухо-дидактически, как все иностранные учебники и буквари, над которыми он корпел и делал пометки.Его определенно не впечатлили английские книги, к которым он обращался, в том числе «Принципы красноречия » Томаса Юинга, , которая была «образцом бессмысленности» в демонстрации «как молчать», и «Второй читатель» Эбботта, , которая была слишком абстрактной. . 63 Как и доступные русские книги, все казалось оторванным от реальной жизни. Именно рассказы и басни, естественно, легли в основу толстовской азбуки . После огромного количества прочитанного, а также месяцев кропотливой работы по сокращению и упрощению, Толстой в конце концов создал упрощенные версии более 600 рассказов, которые он сократил до 372 для публикации.Он предпочитал Эзопа всем другим авторам, включая такие известные басни, как «Лягушка и лев»:

Лев услышал громкое кваканье лягушки и повернулся на звук, решив, что это, должно быть, крик какого-то огромного зверя. Через некоторое время лев увидел, как из болота вышла лягушка. Он подошел к лягушке, и когда он раздавил ее ногами, лев сказал: «Никто не должен беспокоиться о звуке, пока не будет изучено само существо». Эта басня для человека с большим ртом, который говорит и говорит, ничего не делая . 64

Толстой делал свои вольные переводы, тонко меняя их смысл, которые он потом, как непревзойденный художник, без конца переделывал. После того, как он сделал первый набросок своего перевода именно этой басни, например, Толстой снова работал над ней, прежде чем создать другую версию, которая затем была переработана в третий и четвертый раз. 65 Изменения входили даже в корректуру до того, как Толстой был счастлив:

Лев услышал громкое кваканье лягушки и подумал, что это должно быть большое животное, раз оно так громко кричит.Он подошел поближе и увидел лягушку, выходящую из болота. Лев раздавил его лапой и сказал: «Он крошечный — и подумать только, что я испугался». 66

В то время как Эзоп занимал почетное место, Толстой очень сильно различался по авторам, включая не только более поздних писателей, таких как Лафонтен и Гримм, но и некоторых действительно современных писателей, таких как Софья Толстая («Некоторые девушки пришли посмотреть Маша») и Василия Румянцева, бывшего ученика яснополянской школы («Как мальчик в лесу рассказал, как попал в бурю»).Толстой также сочинил миниатюры из русских народных анекдотов, поделился реальными историями о приключениях своих собак Мильтона и Бульки на Кавказе, а также рассказами о жизни птиц и зверей в русской деревне («Воробьи», « Как волки учат своих детенышей»). Не все рассказы и зарисовки происходят в мире, уверенно знакомом русским детям. Толстой тщательно сопоставил такие рассказы, как «Девушка и грибы», с произведениями об эскимосах, слонах и тутовых шелкопрядах.Он хотел привить русским детям уважение к чужим культурам наряду с любовью к родной земле, поэтому угощал своих юных читателей отрывками из Геродота и Плутарха, экзотическими рассказами из таких отдаленных стран, как Индия, Америка, Франция и Турция. Толстой также написал художественную литературу, написанную им самим, начиная с очень простых сказок, таких как «Мужик и огурцы»:

Однажды мужик пошел на грядку воровать огурцов. Добрался он до огурцов и думает: «Вот, утащу я мешок огурцов и продам; Я могу купить курицу на эти деньги.Курица будет давать мне яйца, и когда она насиживает, она производит много цыплят. Я выкормлю цыплят, продам их и куплю поросенка, который вырастет в свинью; и моя свинья принесет мне много поросят. Я продам поросят и куплю кобылу; у кобылы будут жеребята. Я выкормлю жеребят и продам их; тогда я куплю дом и буду иметь огород. У меня будет огород и посажены огурцы, и я не позволю их украсть, потому что буду строго следить за ними. Я найму сторожей, поставлю у огурцов, а сам пойду и крикну: «Эй, смотри строже!» И крикнул во весь голос.Услышали сторожа, выскочили и избили мужика. 67

Для своих более продвинутых юных читателей Толстой написал два своих лучших художественных произведения: «Бог правды видит, но ждет» и «Кавказский пленник», сила которых именно в их тщательно проработанной простоте. С самого начала Толстой предполагал, что художественный уровень его Азбуки никоим образом не уступает уровню Войны и мира, , и оба рассказа на самом деле иллюстрируют приемы и язык, который, по его словам, он теперь будет использовать во взрослой жизни. фантастика, как он объяснял в письме Николаю Страхову. 68

Работа над окончательной компиляцией началась всерьез в сентябре 1871 года, и Толстой уговорил не только Соню, но и ее дядю Костю и его племянницу Варю помочь ему в качестве переписчиков. Он был так же требователен к своим крошечным рассказам для детей, как и к своей взрослой прозе, как отмечала Соня в письме к сестре, 69 , но, наконец, в декабре 1871 года первая из четырех книг была готова, и Толстой поставил отправился в Москву искать издателя.Это оказалось трудным, отчасти из-за всего старославянского в рукописи, что вынудило Толстого прибегнуть к подписанию сделки со своим старым издателем Теодором Рисом. Но как только его ABC наконец попали в печать, он был явно взволнован, и когда он написал Александрине в Санкт-Петербург в январе 1872 года, он сказал ей, что если хотя бы два поколения всех русских детей, от Романовых до сельских крестьян, научились читать с его ABC, и первый контакт с искусством через него, он мог умереть счастливым человеком. 70 Он был убежден, что это работа, за которую его будут помнить, 71 , и оценил ее выше, чем Война и мир . 72

Предстоял интенсивный период работы над завершением трех оставшихся книг Азбуки . Типично для Толстого, процесс печати начался, когда он еще писал и дополнял свою рукопись, но он был заядлым игроком и азартным игроком. Временами даже ему приходилось признавать, что он был ошеломлен размерами своей задачи.Работы хватило на 100 лет, он снова писал Александрине в апреле: «Для этого нужно знать греческую, индийскую и арабскую литературу, а также все естественные науки, астрономию и физику, а работа над языком ужасна— все должно быть красиво, лаконично, просто, а главное — ясно». 73 Тем временем ему очень хотелось опробовать свой Азбуку , поэтому в январе 1872 года он вновь открыл Яснополянскую школу для тридцати пяти местных крестьянских детей.

На этот раз школа располагалась в семейном доме — в холле и в комнатах на первом этаже. Толстой учил старших мальчиков в своем кабинете, а у Сони было около десяти учениц, в основном девочек, которых она учила в другой комнате. По утрам они учили собственных детей, а после обеда все взялись помогать преподавать в школе, включая восьмилетнего Сергея и семилетнюю Таню, которым поручили учить азбуку в зале. самым младшим воспитанникам. 74 Пятилетний Илья тоже начинал учителем, но оказался слишком строг со своими учениками. Его контракт был расторгнут после того, как он слишком часто дрался со своими подопечными. 75 Став взрослым, Илья еще помнил интенсивный запах овчины, который приносили с собой в дом деревенские дети, и восхитительную анархию, царившую в классной комнате. Толстой разрешал детям сидеть, где они хотят, вставать, когда они хотят, и всем вместе отвечать на вопросы — это, конечно, было далеко от систематического заучивания наизусть. 76 На летние месяцы школа распалась, но осенью преподавание не возобновлялось: Толстой перешел на новые пастбища.

Толстому не терпелось увидеть свой ABC в печати после того, как он передал рукопись, и в конце концов он потерял терпение по отношению к своему издателю, который продвигался с черепашьей скоростью. Американские буквари, которые достал для него Юджин Шайлер, натолкнули его на идею использовать крупные шрифты и особый дизайн на первых страницах его ABC , чтобы облегчить детям изучение произношения, но это доставило типографам головную боль. , так как они просто не привыкли печатать ничем, кроме стандартных шрифтов. 77 В мае 1872 года Толстому удалось перевести издание в Петербург, уговорив своего друга Страхова руководить операциями. 78 Страхов, впервые приехавший в Ясную Поляну прошлым летом, уже помог, сделав современные переводы старославянских текстов, и теперь Толстой попросил его также расставить рассказы в букваре по тому, понравились они ему или нет. 79 758 страниц ABC наконец появились в ноябре 1872 года, но ее первоначальный тираж в 3600 экземпляров также оказался последним.В следующий раз книга снова появилась в этом формате в 1957 году, когда факсимильное издание составило двадцать второй том «Юбилейного» издания Полного собрания сочинений Толстого.

Несмотря на высокую цену в полтинник за каждую составную часть Азбуки, Толстой возлагал большие надежды на ее успех и начал думать о втором издании еще до того, как оно было опубликовано. 80 Его ждало горькое разочарование. Во-первых, книга не получила официального одобрения для использования в школах, несмотря на то, что Толстой отправил письмо с объяснением ее достоинств своему дальнему родственнику графу Дмитрию Толстому, министру просвещения России. 81 Во-вторых, Толстой взял верх над желанием заработать на издании. Он предложил книготорговцам двадцатипроцентную скидку, но настоял, чтобы они платили наличными вперед, и таким образом потерял как свою репутацию, так и ценный маркетинговый потенциал. Младший брат Сони, Петр Берс, живший в Петербурге, был назначен ответственным за продажи, и он отрицательно относился к попытке Толстого сломить власть книготорговцев в контроле над распространением. Его квартира использовалась как склад, и в итоге он остался с сотнями непроданных копий.Начавшие появляться почти всегда негативные отзывы также не способствовали продажам ABC. Некоторые критики возражали против тускло-серой бумаги, на которой она была напечатана, и скудости иллюстраций (двадцать восемь), в то время как другие жаловались на отсутствие какого-либо предисловия, объясняющего, для кого предназначена книга. 82 Все они с подозрением относились к новомодным методам Толстого.

3. Восьмая страница из издания 1872 г. книги Толстого Азбука , на которой показаны буквы «К для колокол (колокольчик), Т для ложка (ложка) и м для медведь (медведь).

Такой тонкокожий писатель, как Толстой, не мог не быть уязвлен критикой, но его вера в Азбуку никогда не колебалась. После того как он опубликовал открытое письмо в «Московских ведомостях» в июне 1873 г., в котором изложил то, что он считал недостатками применявшихся тогда методов обучения, он успокоился. Во-первых, он решил развязать 1500 экземпляров своего ABC и переупаковать их в двенадцать отдельных небольших томов — они поступили в продажу по цене от десяти до двадцати пяти копеек каждый. 83 Затем в октябре на неделю в Ясную Поляну приехали десяток молодых учителей из местных сельских школ, чтобы изучить его методы. 84 В январе 1874 г. Толстой получил возможность защитить свой подход к Московскому грамотному комитету, который принял его предложение провести эксперимент по сравнению его методов обучения с официально принятыми. Когда результаты этого эксперимента оказались неубедительными, он опубликовал пятидесятистраничную статью о своих методах преподавания в августейшем и широко читаемом журнале «Отечественные записки» , что, наконец, вызвало широкие общественные дебаты. 85 «О народном просвещении» — проникновенный педагогический манифест Толстого.

Толстой чрезвычайно подробно описывает педагогические методы в «О народном просвещении» и показывает глубокое знание системы образования в своем районе. Он резюмировал недостатки русского начального образования следующим образом: «(1) незнание народа, (2) привлекательность преподавания того, что ученики уже знают, (3) склонность заимствовать у немцев и (4) критика старого без установления новых принципов. 86 У Толстого были твердые представления о том, как следует обучать русских детей букво- и слогообразованию, и он был непреклонен в том, что фонетический метод, заимствованный из Германии, неприменим в России и уж точно не подходит для обездоленных крестьянских детей. В некоторых отношениях он опередил свое время, поскольку то, за что он выступал, позже стало аксиомой в коррекционном образовании двадцатого века. 87 Азбука Толстого была в конце концов утверждена российским правительством в сентябре 1874 года.Даже в переупакованном виде он продолжал плохо продаваться, и Толстой жаловался, что он потерял 2000 рублей, но теперь ему очень хотелось его пересмотреть.

Начнем с того, что планы Толстого по переработке были незначительными, но, что характерно для него, в итоге он выпустил почти полностью новую книгу. Нечто подобное произошло с «Война и мир», , который он переработал в 1873 году для нового, третьего издания. Новый настрой заставил его превратить шесть томов в четыре, перевести весь французский текст романа на русский язык и поместить все свои исторические отступления в отдельный эпилог.Страхов также сыграл важную роль в этом проекте. Для своего New ABC, , как его теперь называли, Толстой действительно прислушался к своим критикам, предоставив введение и уменьшив стоимость. 89 Он написал более 100 новых миниатюрных рассказов, но, отделив раздел «Азбука» от букваря для чтения, он уменьшил общий размер книги до девяноста двух страниц. Он поступил в продажу за гораздо более разумные четырнадцать копеек. 90 Новая азбука оказалась столь же успешной, как и провал первого издания.Он был опубликован в феврале 1875 года, был быстро рекомендован Министерством просвещения и стал бестселлером, выдержав двадцать восемь изданий при жизни Толстого тиражом до 100 000 экземпляров. К моменту его смерти было продано более миллиона копий. Никакой другой учебник не читался так широко в дореволюционной России. 91 Поэт Анна Ахматова была лишь одной из множества россиян, которые воспользовались детско-ориентированным подходом Толстого к изучению алфавита.Новый букварь, озаглавленный теперь « Русские книги для чтения», , был основан на текстах, использовавшихся в первом издании, и был опубликован позднее, в октябре 1875 года. Толстой написал двенадцать новых рассказов и басен для первой из четырех частей. 92 Они оказались одинаково популярны у российских детей.

Толстой убедительно доказал, что он хочет поднять плачевный уровень грамотности в России и что он глубоко заботится о русских мальчиках и девочках всех классов, открывающих для себя радости родного языка, когда они учатся читать.А как же его собственные дети? Каким учителем он был для них? Каково было быть использованным в качестве подопытного кролика для своих образовательных идей? На самом деле, каково это было – расти с известным писателем в качестве отца? В октябре 1872 г. Толстой ответил на просьбу Александрины, чтобы он хоть раз рассказал ей что-нибудь о своих детях, — по большей части его письма к ней, как и ко всем остальным, касались его текущих проектов и интеллектуальных занятий. Толстой действительно редко говорил много о своей семье в своих письмах, и поэтому часто цитируются миниатюрные наброски, которые он дает своим шестерым детям.

Толстой описал светловолосого Сергея, своего старшего, как умного, с природными способностями к математике и искусству. Он был хорошим учеником, сказал он Александрине, и преуспевал в гимнастике, но довольно неуклюж и рассеян. Толстому льстило, что Сергей кому-то напоминал его брата Николая, прославившегося отсутствием самомнения. В отличие от Сергея, чувствительный розовощекий Илья всегда был здоров, писал Толстой, но мало любил учиться. Кроме того, в отличие от Сергея, он был большим оригиналом и довольно драчливым, но в то же время обладал большой способностью к нежности и заразительным смехом.Толстой был уверен, что Сергей преуспеет в любой среде, но чувствовал, что Илье всегда будет нужно сильное руководство того, кого он уважает. Восьмилетняя Таня была очень похожа на свою мать, писал Толстой, и уже была очень материнской, не любя ничего больше, чем заботиться о своих младших братьях и сестрах. Льва-младшего, которому тогда было три с половиной года, он описал как гибкого, грациозного и очень способного, но для болезненной маленькой Маши, которую он назвал «очень умной и непривлекательной», он предвидел жизнь в поисках и не находя.«Кожа белая, как молоко, светлые вьющиеся волосы; странные, большие голубые глаза — странные по своему глубокому, серьезному выражению», — Толстой чувствовал, что она будет для всех загадкой. Он открыто признался Александрине, что ему вообще было трудно иметь дело с детьми, пока им не исполнилось около трех лет, но описал Петра, самого младшего, как чудесного, прыгающего шестимесячного ребенка. 93

Как позже подчеркивала Соня, работа ее мужа всегда была самым важным делом в его жизни, 94 и позже она даже упрекнула его за пренебрежение младшими детьми, когда он стал полновременным угнетенный.Однако именно он принимал все решения о том, как будут воспитывать детей, и был харизматичной фигурой, когда они росли, тем более, что они видели его меньше. Именно в 1870-х годах Толстой был наиболее активен и вовлечен как отец, особенно в первой половине десятилетия, прежде чем он был захвачен написанием «Анна Каренина » и духовным кризисом, который сразу же последовал за ним. Следовательно, старшие дети Толстого получали от отца значительно больше внимания, чем их младшие братья и сестры, выросшие в 1880-х годах, что стало очевидным в случае Андрея и Миши, которые позже не проявляли никакого интереса к жизни в соответствии с учением своего отца.Младшие дети Толстого также выросли, не помня о том, что их родители были счастливы в браке, в отличие от трех старших, которые, будучи взрослыми, написали откровенные воспоминания о своих идиллических ранних годах в Ясной Поляне. 95

Хотя дети Толстого меньше видели своего отца, чем свою мать, его влияние, безусловно, было больше, когда они были молоды: его слово было законом. Когда они были очень маленькими, каждый раз, когда он появлялся в детской, это всегда было событием, и на протяжении всего детства они дорожили тем временем, которое он проводил с ними.В 1870-е дети Толстого помнили отца еще полным жизнерадостности, и как-то жизнь в его присутствии становилась для них интереснее, так как он как будто обладал особой энергетикой. Он ненавидел, когда его беспокоили во время работы, и настаивал на полной тишине и покое, но в другое время он часто был в приподнятом настроении, с буйством самого ребенка-переростка. Будучи поклонником физических упражнений и преимуществ пребывания на свежем воздухе, он любил брать своих детей верхом, плаванием и катанием на коньках.Толстой особенно стремился к тому, чтобы его сыновья занимались гимнастикой, но совсем не увлекался игрушками, которые изгнали из детской, заставив Соню изготовлять из картона лошадей и собак, а самой шить тряпичных кукол, чтобы детям было чем заняться. играть с. Толстой компенсировал лишение своих детей обычных игрушек предоставлением им максимально возможной свободы. Больше всего он ненавидел в своих детях ложь и грубость и видеть, как они едят из своего ножа; он наказывал их проступки, просто игнорируя их.Детям Толстого было невозможно солгать отцу, и иногда им было трудно смотреть в глаза его стальному взгляду, так как они были убеждены, что он может читать их мысли. Они никогда не сомневались в его любви к ним, но так как проявлять нежность к сыновьям он считал слабостью, то не всегда был демонстративен. Действительно, Илья не мог припомнить, чтобы его отец когда-нибудь ласкал его. Толстой всегда был гораздо более физически ласков со своими дочерьми.

С собственными детьми Толстой был строгим и требовательным учителем, и иногда было трудно угнаться за ним (Таня боялась уроков математики с отцом, так как он мог быть очень нетерпеливым).Мало того, что в его лексиконе не было слова «нельзя», так он всегда шел бешеным шагом, точно так же, как быстрой рысью, которую он держал верхом. Детей Толстых учили оба родителя: отец брал их за математику, латынь и греческий язык, а мать отвечала за уроки русского и французского. Потом был местный священник, приезжавший два раза в неделю, чтобы преподавать Священное Писание, позже учитель рисования для Тани и череда постоянных репетиторов, некоторые из которых были иностранцами.Поскольку Толстой восхищался многими аспектами британского образования, первой из многих репетиторов, нанятых для троих старших детей, была английская гувернантка Ханна Тарси, приехавшая в ноябре 1866 года. путь через Уилки Коллинза Женщина в Белом.

Ханна Тарси была дочерью садовника Виндзорского замка и приехала в Россию со своей сестрой Дженни, которую взяла на воспитание другая семья.В свои девятнадцать Ханна была всего на три года моложе Сони. Сначала они вообще не могли общаться, 96 , но она была трудолюбивой и дружелюбной и должна была стать обожаемым членом семьи. Вскоре она ввела детям режим регулярных купаний и познакомила семью с рождественским пудингом и обычаем поджигать его (рецепт № 26 в книге рецептов Сони: «Пудинг-пудинг»). Ханна, очевидно, скучала по воскресному жаркому дома в Беркшире, так как она также попробовала йоркширский пудинг на Толстых (рецепт № 1).132: «Выпечка для ростбифа»). Ханна бросилась в русскую жизнь и прожила с Толстыми шесть лет, но страдала слабым здоровьем и в конце лета 1872 года уехала гувернанткой к детям Сониной сестры Тани на Кавказ. Ее здоровье улучшилось в более умеренном южном климате, и два года спустя она вышла замуж за обедневшую грузинскую королевскую семью, став женой князя Дмитрия Мачутадзе (и покорила своих родственников, в конечном итоге добившись успеха в семейном бизнесе по производству овечьего сыра). 97 Федор (Теодор) Кауфман был назначен репетитором мальчиков, когда Ханна уехала, и он давал всем детям уроки немецкого языка. Он влюбился в блондинистую и симпатичную Дору, которая заменила Ханну на посту гувернантки девочек, но продержалась она недолго, так как оказалась неспособной проявлять какую-либо власть. Отчасти потому, что у Толстого был одноименный златовласый ирландский сеттер (он любил называть своих собак в честь персонажей романов Диккенса). Из-за этого кому-то еще труднее было воспринимать Дору всерьез.Затем пришла Эмили, которая была тихой и серьезной и много плакала.

Толстовские дети гораздо чаще видели своих воспитателей и гувернанток, чем своего отца или даже мать, которая всегда была занята шитьем для них одежду или заниматься домашними делами, когда не переписывала рукописи. На их воспитание также повлияли другие члены многолюдного дома, в котором они жили, среди которых были некоторые эксцентричные персонажи. Прежде всего была стареющая тетя Туанетта в чепце и шали, комната которой была полна икон в серебряных окладах, полированных ее горничной Аксиньей Максимовной, которая к тому времени так же пошатнулась.Дети ассоциировали тетю Туанетту с запахом кипариса и ящиками ее комода, полными имбирных пряников, которыми она иногда их угощала. Она была доброй, но дети находили и ее, и ее спутницу очень скучными. Наталья Петровна всегда бормотала о помещиках, офицерах и монастырях, а Сергею она всегда говорила так, как будто у нее был набит кашей рот. Потом были все слуги — бывшие крепостные семьи. Самой почтенной из них была Агафья Михайловна, старая дева бабушки Толстого, которая в последние годы пасла овец и работала домработницей, а теперь жила на пансионе в имении.Она была высокая, худая и немного страшная фигура для детей, когда они были маленькими, но она была любимой хозяйкой дома, которая до женитьбы Толстого тихо сидела у самовара, читая жития святых холодными зимними вечерами. Ее все ласково называли «собачьей гувернанткой», так как она жила в состоянии некоторого убожества со всеми семейными борзыми и другими охотничьими собаками. Очень любили и маленькую кругленькую Марию Афанасьевну Арбузову, которая была няней пятерых старших детей Толстого.Она стала домработницей после приезда Ханны и всегда баловала детей, украдкой давая им персидскую курагу и другие угощения из кладовой. И она, и двое ее сыновей Павел и Сергей, тоже доверенные слуги семьи, были очень близки с детьми Толстых. Позже Павел научил Толстого шитью булыжника, а Сергей стал личным слугой Толстого после ухода на пенсию верного Алексея Степанова. Кроткий Алексей, к которому дети относились с большим уважением, первоначально был яснополянским дворовым и сопровождал Толстого в Крым.Он был женат на Дуняше Банниковой, дочери первого воспитателя Толстого, и когда в 1866 году родился Илья, Толстой выдвинул его на должность управляющего имением. У детей Толстых были глубокие связи почти со всеми в доме. Евлампия Матвеевна, кормившая Сергея, например, была женой яснополянского кучера Филиппа Родионова, присматривавшего за лошадками мальчиков.

Чтобы разместить свою растущую семью, а также иностранных воспитателей, Толстым вскоре пришлось пристроить к своему дому большую новую пристройку.Первую пристройку построили еще летом 1866 г., а в конце 1871 г. устроили наверху большую новую гостиную и столовую, а внизу — кабинет Толстого с просторной деревянной верандой на улице для летних трапез. 98 Пристройки нарушили симметрию двух идентичных флигелей, которые когда-то примыкали к усадьбе, которую Толстой продал, чтобы расплатиться с карточными долгами, но предоставили столь необходимое дополнительное пространство. Вторая и последняя пристройка была закончена в декабре 1871 года и была готова к Рождеству, которое всегда было одним из самых радостных времен года для толстовских детей.Помимо надзора за мытьем полов и развешиванием картин после того, как все росписи и украшения были закончены, Соня достала из хранилища старинные канделябры и старую семейную посуду, а также пошила маскарадные костюмы и позолотила грецкие орехи, готовясь к приезду семьи. гости незадолго до полуночи в канун Рождества на трех санях. На следующий день прибыли новые гости, и после того, как елка была украшена, началось катание на коньках и санках, и все падали от приступов смеха, когда падали или приземлялись в сугроб.В том году, кроме семерых Толстых плюс Ханна, тетя Туанетта и Наталья Петровна, были дядя Сони Костя, тетя Толстого Полина и его племянник и племянницы Коля, Варя и Лиза, плюс муж последней Леонид Дмитриевич, старый друг Толстого Дмитрий Алексеевич Дьяков с дочерью Машей плюс Софья, ее бывшая гувернантка и еще одна приезжая английская гувернантка, Катя, — всего человек двадцать сели за обед. Поздним вечером дядя Костя заиграл вальс, и вскоре все уже плясали, а затем последовало веселое зрелище, когда пухлый рыжебородый Дмитрий Алексеевич плясал с Леонидом Дмитриевичем казачий танец.

Рождество в России было единственным разом, когда толстовским детям разрешали игрушки. Таня особенно дорожила куклами, подаренными ей крестным отцом Дмитрием Алексеевичем, — их неизменно звали Машенькой в ​​честь его дочери, которой в 1871 году исполнилось шестнадцать и которую она явно боготворила. Рождество также было временем ношения масок, переодевания в одежду другого пола и переодеваний в животных, и на второй день празднеств в этом году Таня наряжалась напудренной маркизой в длинном синем халате в сопровождении своего брата Сергея в образе маркизы.Илья надел красную юбку, Катя превратилась в клоуна, Лиза стала мужиком, а Соня надела русский национальный костюм. Затем появились дядя Костя и Коля в роли традиционных пляшущих медведей во главе с Дмитрием Алексеевичем в лаптях, которого сопровождал прыгающий козел, в котором дети радостно узнали своего отца. 99 Это было одно из самых счастливых времен в Ясной Поляне, и одно из последних счастливых времен.

Когда они были маленькими, старшие дети тоже с нетерпением ждали летних месяцев, когда люди приходили в гости.Друзья отца (такие, как Афанасий Фет и его жена, Сергей Урусов и Николай Страхов) обычно приезжали погостить на несколько дней, а их тетя Таня и их двоюродные сестры Даша, Маша и Вера, которым в 1871 году было меньше пяти лет, брали их с собой. жил в другом крыле более месяца каждое лето. Младший брат Сони Степан («дядя Степа») также каждое лето проводил в Ясной Поляне с 1866 по 1878 год, когда был подростком. Иногда к ней приезжала бабушка Любовь (она жила теперь в Петербурге), а тетя Полина регулярно приезжала из Тульского монастыря, ставшего теперь ее постоянным домом.Лето действительно наступило после того, как на лужайке перед домом появились лютики, а детская летняя одежда была распакована и уже не пахла камфарой. Это было время пикников с самоваром у ручья в тени дуба, когда девушки читали вслух стихи. Это было время сбора грибов и вечерних костров, иногда с трепетом наблюдая за скоростью экспресса у ближайшей деревни Козловка. Лето также было временем варки варенья, ритуала, который проводился каждый год в саду под липами под жужжание пчел и ос.Босоногие деревенские девицы подходили к крыльцу в жаркие полдни, неся блюда, полные грибов и земляники, чтобы обменять их на несколько копеек.

Для двух старших толстовских мальчиков лето означало еще и ходить с сачком в поле за бабочками, или кататься по дубравам и росистым полянам, полным незабудок, на своих киргизских пони Шарике и Колпике. Если им везло, отец сопровождал Сергея и Илью на своем английском жеребце, а чаще всего привязывал их к березкам рядом с купальней и ходил купаться в пруду.Привыкшая, по крайней мере, к лачуге, в которой можно переодеться, когда она росла, Соня была потрясена, когда впервые приехала в Ясную Поляну и обнаружила, что там нет ничего, кроме голого берега, но это соответствовало энтузиазму Толстого жить естественной жизнью. жизнь. Когда Сергей был младенцем, Толстой тоже купил в деревне небеленое полотно и приказал Соне сшить ему традиционные крестьянские рубашки с косым воротником, подобные тем, которые он сам носил и с которыми отождествлялся (которые впоследствии даже стали называться ). толстовка после него).Соня послушно подчинилась, но из своих тонких муслиновых кофточек она еще сшила для Сергея рубашечки под грубое белье. 100

Всего дважды, в 1873 и 1875 годах, семья Толстых уезжала на летние каникулы в свое новое имение в степи Самарской губернии, более чем в 500 верстах на восток. Это было огромным приключением для детей и огромным испытанием для их родителей. Толстой уже несколько раз совершал поездку по состоянию здоровья: он был большим поклонником кумыса, ферментированного кобыльего молока, производимого кочевыми башкирами.Первую поездку в степь он совершил летом 1862 г., до женитьбы, а затем вернулся в 1871 и 1872 гг., оставив дома Соню и детей. В 1871 году он взял с собой Степана Берса (теперь шестнадцать) и его старого слугу Ваню Суворова и отсутствовал шесть недель. 101 В то время железной дороги за Нижним Новгородом, который находился уже в двух днях пути от Ясной Поляны, не было, и только для того, чтобы попасть в глухую степную деревню, где Толстой лечился кумысом, требовался двухдневный переход на Волжский пароход, а затем еще два дня пути в тарантасе из Самары, которая лежала на главной магистрали в Среднюю Азию.В конце пути ждали мили за милями выжженной безлесной степи, круглая войлочная палатка, почти исключительно бараний рацион и галлоны кумыса.

Первобытная башкирская деревня в глуши не для каждого россиянина была представлением об идеальной здравнице. Гораздо моднее в то время было ездить за границу, то ли на немецкие курорты, то ли на Французскую Ривьеру. Желающие остаться в пределах Российской империи также теперь были избалованы выбором: они могли насладиться бодрящим морским воздухом на Балтийском пляже, искупаться в курортах, возникших вокруг минеральных источников на Кавказе, таких как Кисловодск или Пятигорск, или покровительствовать все более популярному приморскому городу Ялте в благоухающем Крыму, где отдыхали Романовы.Впрочем, Толстой уже давно не заботился о моде и положительно наслаждался отсутствием удобств, весело писав Соне о полном отсутствии кроватей, посуды и белого хлеба (еду употребляли из деревянных мисок без столовых приборов) было бы больше, чем могло выдержать ее «кремлевское сердце». 102

Башкиры изначально были кочевыми всадниками с Южного Урала, жившими в междуречье Камы и Урала, восточнее Самары. Тюркоязычный мусульманский народ, они были вынуждены признать господство русских после завоевания Казани в середине XVI века, но затем постепенно оказались в меньшинстве, поскольку русские и другие этнические группы из Поволжья поселились на землях, которые они имели. на протяжении веков считалось принадлежащим им. 103 Это была пограничная территория для русских, которые в восемнадцатом веке приступили к строительству линии фортов от Самары до нового города Оренбурга, готовясь к наступлению в Казахстан и дальше (Самарканд был завоеван великим Белым Новая царская провинция Туркестан в 1868 г.). Хотя к середине XVIII века башкиры были жестоко порабощены, а их земли полностью присоединены к Российской империи, им был предоставлен особый налоговый статус, и они пытались сохранить свой традиционный образ жизни среди более многочисленных русских, которые неуклонно колонизировали их плодородные пастбища.Одним из таких русских был Толстой.

Толстой мог бы вложить много собственных денег в издание первого издания своей Азбуки, , но у него были большие резервы от продаж Войны и мира, , и на данном этапе своей жизни он стремился их увеличить. Башкирская земля была очень дешевой, и Толстой рассчитывал заключить выгодную сделку, купив часть земли и присвоив себе доходы от ее обработки. Через две недели после приезда он принял решение купить около 7000 десятин на общую сумму 17500 рублей.Он объяснил Соне в письме, что с двумя хорошими урожаями он окупит свои вложения, но для этого им нужно будет провести следующее лето, живя там. Холмистый ландшафт он описывал жене как живописный, хотя и признавал, что там не было деревьев, а также признавал, что тени вообще не было, но взамен был «степной воздух, купание, кумыс и верховая езда». Толстой заверил Соню, что сначала хочет ее одобрения, но все равно пошел вперед, еще до того, как получил ее ответ.Случилось так, что она была совсем не в восторге: «Если выгодно, то это ваше дело, а у меня нет мнения на этот счет. Но нужна была бы крайняя необходимость, которая захотела бы заставить человека жить в степи без единого дерева на сотни верст, ибо добровольно туда никогда не пойдешь, тем более с пятью детьми». 104

Летом 1871 года Толстой с двумя товарищами жил в огромной башкирской кибитке местного муллы, настилом которой служил ковыль.Раньше это была мечеть, и в ней были стол и один стул, овес для лошадей, черная собака и множество кур, которые приносили беспорядок, а также регулярный запас яиц. Толстой каждый день вставал на рассвете, писал Соне и, выпив три чашки чая, выходил на улицу смотреть, как табуны лошадей возвращаются с холмов (их, по его подсчетам, около 1000). Затем настало время пить кумыс, приготовленный в кожаных маслобойках за занавесками башкирскими женщинами, но подаваемый всегда мужчинами. После этого, как он сказал Соне, он обычно ходил в деревню, чтобы пообщаться с другими людьми, приехавшими из России для лечения кумысом, в том числе с учителем греческого языка, который помогал ему читать Геродота.Иногда устраивали охоту (на дрофу, ерша, а иногда и на волка), и всегда было большое гостеприимство со стороны башкир, которых они посещали из-за аристократического титула Толстого. В конце июня Толстой и Степан проехали пятьдесят верст на восток в телеге, запряженной лошадью, которую он купил по приезде за шестьдесят рублей, в Бузулук, город с несколькими церквями, главным образом деревянными домами и оживленной торговлей хлебом, салом. и прячется. 105 Проведя тяжелую ночь на полпути изнурительного пути через степь, Толстой крепко спал, когда они, наконец, приехали — действительно, он спал так крепко, что не заметил, как клопы ползают по нему, — но вскоре его мысли были заняты красочной ярмаркой, на которую они пришли посмотреть.Около дюжины различных национальностей сошлись, чтобы торговать киргизскими, казачьими и сибирскими лошадьми.

В тот же год Толстой вернулся домой в Ясную Поляну в приподнятом настроении и в гораздо лучшем здравии, насладившись сухим степным зноем, чистым воздухом и ясным небом. В конце концов он вернулся в Самару на следующее лето без Сони, так как она только что родила Петра (Петю), их шестого ребенка, и в качестве компаньона взял с собой вместо Тимофея Фоканова, яснополянского крестьянина, который ехал стать первым управляющим своей собственностью.Эта поездка была во многих отношениях более трудной. Урожай 1871 года был очень плохим, но урожай 1872 года был худшим за последние десятилетия, что вызвало проблемы, которые в следующем году только усугубятся. На этот раз Толстой остановился в доме, а не в палатке — в доме на его новом хуторе (усадьба), но он оставлял желать лучшего. Первое впечатление было очень приятное, писал он Соне, хотя воды в пруду не было. Он также признал, что дом старый и невзрачный, и в нем всего две комнаты, но всем им будет совершенно хорошо, весело заверил он ее. 106 В то лето Толстой был очень занят своей первой Азбукой , которая теперь наконец печаталась, так что в конце концов он вернулся рано, всего через три недели.

Какие бы сомнения ни были у Сони по поводу жизни в степи, ей удалось подавить их следующим летом, когда вся семья отправилась на восток. В июне 1873 года шестнадцать членов дома Толстых собрались в гостиной, закрыли двери и посидели несколько минут молча, готовясь к предстоящему путешествию, а затем завершили ритуал, встав и перекрестившись.Затем караван карет и повозок перевез их в Тулу, чтобы сесть на поезд, а в Нижнем Новгороде они сели на пароход в Самару. Когда они ступили на борт, они уже почувствовали себя в Азии, когда увидели экзотические одежды и тюбетейки различных татар и персов, путешествующих в третьем классе, и особенно когда услышали их речь. Во время дозаправки в Казани Толстой вышел со старшими мальчиками, Сергеем и Ильей, чтобы показать им, где он жил, и только когда лодка проплыла несколько миль дальше по Волге, Соня поняла, что им не удалось снова садиться.Как она отмечает в своей автобиографии, за «простого смертного» капитан не повернул бы назад, но поскольку Толстой был графом, все было иначе. 107 Из Самары семья ехала в огромной старой карете, запряженной шестеркой, подаренной другом Толстого Урусовым, привезенной из Ясной Поляны. Это было долгое, жаркое и пыльное путешествие, перемежавшееся ночевкой в ​​крестьянском постоялом дворе. Для старших детей, которые спали снаружи на сене под звездами и никогда не видели такого странного пейзажа, все было большой новинкой.

Когда они, наконец, прибыли, Толстые с трудом втиснулись в маленькую и очень простую резиденцию в своем новом поместье. В конце концов Толстой и Степан поселились в кибитке, а мальчики и их воспитатель-немец спали в сарае. Сомнения Сони, как оказалось, были вполне оправданы. Высушенный навоз, использовавшийся в качестве топлива, плохо горел и имел отвратительный запах; днем повсюду летали тучи мух, а большие черные жуки падали с потолка и начинали бегать по скатерти, как только зажигали свечи.Единственными соседями на много миль вокруг были башкиры и крестьяне. Соня, однако, сделала храброе лицо и сделала все возможное, чтобы всем понравилось. Толстой осознавал, что все они здесь из-за него, а также изо всех сил старался всех развлечь. Он пригласил пожилого башкира тем летом приготовить кумыс, который у него был почти на разлив. Мухаммед-шах привел с собой своих жен и невесток, а также десять кобылиц и поставил свою кибитку недалеко от дома Толстых. Каждое утро разные члены семьи, а также Ханна, приехавшая к ним с Кавказа, садились, скрестив ноги, на ковры в кибитке и пили из предложенных Мухаммедом деревянных мисок.Башкиры плохо приспособились к оседлому образу жизни, как русские поселенцы, и Мухаммед с тоской говорил о землях, которые они уступили тамбовским или рязанским крестьянам, отличавшимся цветом и фасоном одежды.

Толстой, безусловно, получал пользу для здоровья, выпивая до восьми мисок кумыса за один присест, и любил ездить в Оренбург и Бузулук на конные ярмарки, однажды купив целый табун диких степных лошадей. Но в то лето его беспокоила засуха и голод в этой области, который начинался после третьего подряд неурожая.Не было абсолютно никакой надежды на то, что его оптимистичный прогноз о том, что он сможет окупить свои инвестиции за два года, теперь осуществим. Соня подтолкнула его к действию, и поразительная беззаботность нового губернатора подтолкнула его к действию. 108 Действительно, единственным действием нового губернатора было оказание давления на тех крестьян, у которых была задолженность по налогам перед администрацией. Толстой провел две недели, объезжая каждый из районов в радиусе пятидесяти миль от своей усадьбы, чтобы оценить проблему, а затем составил подробную опись двадцати трех дворов в Гавриловке, ближайшей деревне.Он включал информацию о поголовье крупного рогатого скота, которым владела каждая семья, о размере их имущества, о том, сколько они посеяли и собрали в этом году, а также о размере их долгов. Затем он сел и написал письмо в редакцию «Московских ведомостей» с просьбой к правительству и общественности оказать помощь. Он также написал Александрине, прося ее поднять этот вопрос в суде.

Не было области России так зависимой от исхода урожая каждого года, как Самарская губерния, писал он в своем письме.Куда бы он ни пошел, писал он, он встречал одну и ту же ситуацию: признаки приближающегося голода, грозившего поглотить девяносто процентов населения губернии: «Мужчин нигде нет, все ушли искать работу, оставив дома худых женщин, с худыми и больными детьми, стариков. Зерно еще есть, но кончается; собаки, кошки, телята и куры тощие и голодные, а нищие то и дело подходят к окну и им дают крошечные корочки или отказывают. 109 Зная, что власти предпочитают просто игнорировать это бедствие (они уже пытались свалить вину за надвигающийся голод на крестьян, ссылаясь на их пьянство и лень), Толстой включил в свое письмо все собранные им данные, письменно заверенные местным священником и заверенные печатью деревенского старосты, который, разумеется, был неграмотным. Его исследование было очень тщательным:

1. Савинкин [хоз.].Старик 65 лет и старуха, 2 сына, один женат, 2 девушки. 7 ртов, 2 рабочих. Никаких животных: ни лошади, ни коровы, ни овцы. Последние лошади украдены, корова умерла в прошлом году, овцы проданы. Они засеяли одиннадцать акров [в прошлом году]. Ничего не выросло , значит и сеять было нечего [в этом году]. Запасов зерна нет. Подушная подать в размере 30 руб. за последние два периода; по кредитам прошлого года 10 с половиной рублей; частный долг за пользование поездом 13 рублей; итого 53 с половиной рубля…

19. Храмов [хоз.]. Шесть ртов и один ребенок, один работник. Животные: 2 лошади, 3 коровы, 5 овец. Посеяно: 9 с половиной соток и ничего не выросло. Долг: 28 рублей 48 копеек… 110

Письмо Толстого было опубликовано 17 августа, когда семья ехала домой в Ясную Поляну, и быстро было воспроизведено во многих других газетах. Именно фактическая подробность Толстовского описи поразила русских читателей, поскольку он не только предупреждал о надвигающейся крупномасштабной трагедии, но и давал одни из самых первых когда-либо собранных статистических данных о крестьянстве.Либеральные политики в Европе отстаивали сбор эмпирических данных о населении как ценный инструмент социального прогресса с начала девятнадцатого века, но призрак политики сильно мешал развитию новой дисциплины статистики в России. Николай I был настолько осторожен в отношении того, что русское общество помещается под микроскоп (особенно в том, что касается крепостного права и государственных учреждений), что просто подвергал цензуре многие статистические работы. Как следствие, до Закона об освобождении крепостного права 1861 г. практически не было получено статистических знаний о российском крестьянстве, несмотря на то, что крестьяне составляли подавляющее большинство населения.Отношение предсказуемо изменилось в 1860-х годах, но только в 1880-х годах малооплачиваемые представители интеллигенции начали проводить переписи в деревнях от имени земства (местное самоуправление), и только в 1897 году была проведена первая национальная перепись населения. место. Письмо Толстого о голоде 1873 года вызвало всенародный резонанс и повлекло за собой пожертвования почти 2 миллионов рублей и 344 000 килограммов зерна. Благодаря этим пожертвованиям, которые поступали как от центрального правительства, так и от населения в целом, большая часть страданий была либо предотвращена, либо облегчена.Это был первый крик Толстого о реальной жизни многих русских крестьян, и он не будет последним.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам об этом в комментариях. Благодарю вас! Включите JavaScript, чтобы просматривать комментарии с помощью Disqus.

Смерть в Толстой-Юрте :: Центр исламского плюрализма

Убийство чеченского духовного и политического лидера Аслана Масхадова российскими войсками было представлено Западу как триумф в глобальной войне с террором.Иностранцы, мало понимающие в кавказских мусульманах, их делах и борьбе, то есть практически во всем мире, включая большинство россиян, могут быть обмануты такими заявлениями.

Масхадов был объявлен мертвым во вторник, 8 марта, в результате действий российских агентов в чеченском городке с вызывающим воспоминания названием, как станет известно, Толстой-Юрт. Хотя полные подробности его смерти еще не обнародованы, узурпаторы его положения — так называемые чеченские ваххабиты, приверженцы государственной религии Саудовской Аравии и злостные инфильтраторы чеченского национального движения — назвали имя одного из своих заменить его на посту президента этого маленького, исторически пострадавшего народа.

Не теряя времени, радикальные исламистские сайты 10 марта назвали преемником Масхадова, единолично избранного президента Чеченской Республики, ваххабитского священнослужителя по имени Абд аль-Халим Сайдуллаев. Передачу власти провозгласил Шамиль Басаев, якобы чеченский патриот, на самом деле известный мусульманскому миру как фанатик-фундаменталист и кровожадный бандит. Чеченская борьба была добродетельной и праведной на протяжении 150 лет, но в конце 1990-х экстремисты, финансируемые Саудовской Аравией, начали ее подрывную деятельность и предательство.

То, что ваххабитские радикалы, благодаря российскому насилию, теперь заявили о своей полной власти над чеченской борьбой, является не победой над терроризмом, а крупным достижением самих террористов. Эта ужасная реальность, как сообщается, была признана министерством иностранных дел страны, представляющей совесть бывшего коммунистического мира: Польши, правительство которой самоотверженно взяло на себя обязательство помогать украинцам в их переходе к демократии, несмотря на многовековой конфликт между двумя странами. .Сообщается, что официальный представитель Варшавы Александр Шеско назвал убийство Масхадова «не просто преступлением, но политической глупостью и большой ошибкой».

Российский лидер Владимир Путин, который хвастается своей карьерой в рядах грозного КГБ, становящийся все более неосталинистом, нелепо буянил, когда украинцы взяли свою свободу в свои руки. Россия не осмелится бросить серьезный вызов Польше. По сообщениям российских СМИ, представители Москвы были должным образом сдержаны в своей реакции на предполагаемый упрек поляков, продолжая при этом обвинять Масхадова — ложно, по мнению многочисленных надежных комментаторов, в том числе российских интеллектуалов, — в прошлогодней резне в Беслане и других ужасах.

Россия опасается распространения реальной свободы в бывшем Советском Союзе гораздо больше, чем Сирия в Ливане. Российские националистические идеологи и демагоги безошибочно напоминают параноиков и отсталых правителей Саудовской Аравии. Поэтому неудивительно, что многие умеренные чеченцы и другие мусульмане считают, что Москва и Эр-Рияд сотрудничают, чтобы использовать боевые действия на Кавказе.

Со своей стороны, Путин хранил молчание, как сфинкс, когда на атомной подводной лодке Курск в 2000 году погибло не менее 118 российских моряков, после подозрительных терактов в московском театре в 2002 году и в столичном метро в 2004 году, и во время самих бесланских событий.Только в прошлом месяце, по данным лондонской Times , кошмар Беслана усугубился, когда родители из города, которым власти еще не вернули тела детей-жертв, обнаружили одежду и трупы некоторых молодых заложников на мусорная свалка. Именно так российское государство якобы обошлось с местом преступления. Жители Беслана потребовали от российского парламента расследования этого последнего злодеяния, что так же полезно, как просить помощи у «Аль-Каиды».

Что касается погибшего чеченского лидера, обреченного на клевету как террориста, то Аслан Масхадов родился в ссылке в 1951 году. Его семья была одной из тысяч депортированных в Казахстан из чеченских и ингушских советских территорий по приказу Иосифа Вторая мировая война — даже когда чеченские солдаты сражались, защищая Советский Союз от нацистов.

Как и многие другие чеченцы, Масхадов с честью служил в советских вооруженных силах. И, как и первый президент Чечни Джокар Дудаев, Масхадов был свидетелем последних актов советской агрессии против прибалтийских государств, восстановивших свою независимость в начале 1990-х годов.Дудаев, генерал-майор советских ВВС и командир дивизии атомных бомбардировщиков, стал героем в 1990 году, когда отказался от приказа из Москвы атаковать движение за независимость Эстонии, вместо этого подняв флаг возрожденной страны на базе, которой он командовал.

Дудаев был вывезен в Чечню и убит русскими в 1996 году. Его сменил Зелимхан Яндарбиев, убитый в результате взрыва автомобиля в Катаре в прошлом году после того, как попал под влияние радикальных исламистов [см. http://www.techcentralstation.com/021704D.html]. Катар судил и осудил двух российских агентов, приговорив их к пожизненному заключению, и выслал дипломата за эту внесудебную казнь.

Масхадов, ставший полковником армии, стал свидетелем предсмертной агонии коммунизма в Литве, кульминацией которой стала российская агрессия в Вильнюсе в 1991 году. Я был в то время в коммунистической Восточной Европе и хорошо помню заголовки хорватской прессы без цензуры: КРОВАВАЯ БОЙНЯ В ЛИТВЕ . Я был побужден молиться за умерших тогда и за других умерших позже.

Теперь Аслан Масхадов мертв, и я должен признаться в субъективных ощущениях по поводу этого, казалось бы, далекого факта. Когда я опубликовал свою книгу Два лица ислама , я выразил благодарность Масхадову, с которым я познакомился и за руководство которого я всегда буду выражать свою признательность.

Масхадов, имя которого Аслан означает «лев», был подлинным умеренным, искавшим мира и компромисса с русскими. Все объективные наблюдатели, включая журналистов Радио Свободная Европа/Радио Свобода, сходятся во мнении, что Масхадов был единственным влиятельным чеченцем, искренне верившим в то, что мир в равной степени отвечает интересам славян и чеченцев, христиан и мусульман и евреев.

Но, как и в прошлом, русские действовали, чтобы сделать конец ужасу невозможным и заменить его бесконечным ужасом. Русские матери плачут, видя, как их сыновей отправляют в ад Чечни, чтобы сражаться в бесполезной и бесчестной войне, только потому, что российским правителям нужен внутренний враг как предлог для новых репрессий и насилия, а страна движется все дальше назад, к грубой диктатуре. . Тем не менее, некоторые российские политики считают войну с чеченцами недостаточной для этой цели и проповедуют возрождение ненависти и жестокости по отношению к сокращающемуся еврейскому населению.

Россия, похоже, неумолимо обречена на национальное самоубийство в форме обострения ксенофобии, расистской и фашистской агитации, включая многочисленные нападения скинхедов на небелых, евреев и мусульман, а также «новый» авторитаризм.

В прошлом месяце президент Джордж Буш-младший предупредил Путина о том, что Россия отдаляется от перехода к демократии. Официальные источники в США говорят, что наш президент повторит предупреждение, но уже в более резкой форме. Время для действий Америки в отношении российской политики в области прав человека наступит скорее раньше, чем позже.Русские могли бы убить Дудаева, Яндарбиева и Масхадова, но каким-то образом Басаев, настоящий террорист, остался нетронутым. Как они могут это объяснить? А вдова Масхадова Кусама, сын Анзор и дочь Фатима до сих пор не получили его труп, который по мусульманским законам должен был быть безотлагательно и достойно погребен, по крайней мере. Возможно, им, как и родителям детей Беслана, не суждено никогда получить право на достойные похороны для него.

Масхадов был убит в городе имени русского писателя Льва Толстого, последним произведением которого был повесть « Хаджи Мурат », основанная на его собственных воспоминаниях о войне с кавказскими мусульманами в середине XIX -го -го века. .В ней великий писатель красноречиво выразил свое восхищение мужеством чеченских бойцов. Его персонаж, Хаджи Мурат, бежит из русского плена и погибает в бою. Толстой заключает свой рассказ: «Именно об этой смерти мне напомнил раздавленный чертополох посреди вспаханного поля». Мне сказали, что Аслан Масхадов так же погиб в бою, и именно о словах Толстого и о почете, который он оказал чеченцам, я вспомнил, когда получил известие из крошечного местечка, носящего его имя.

Похожие темы:   Чечня, Ваххабизм получать последние новости по электронной почте: подпишитесь на бесплатную рассылку центра исламского плюрализма

.