Пермь александровск автобусы: Автобус 🚌 Пермь — Александровск. Расписание 2022, цены на билеты, время в пути, отзывы

Содержание

Расписание автобусов Пермь — Александровск на 2022 год

Новое автобусное расписание по направлению Пермь — Александровск на текущий момент состоит из 9 единиц общественного транспорта. В дорогу Вы можете отправиться утром, днем либо вечером.

Если Вам нужно доехать до пункта назначения Александровск как можно быстрее, рекомендуем воспользоваться автобусом Пермь — Александровск (через Березники). Он отправляется с автовокзала Пермь в 17 часов 30 мин. и прибывает на автостанцию Универмаг в 21 часов 45 мин. Время в пути для Вас составит 4 ч 15 мин.

Дольше всех едет автобус Пермь — Александровск (через Чусовой). По этому, если продолжительность движения Вам не особо важна, тогда приходите в 6 часов 40 мин. на станцию Пермь. Через 4 ч 59 мин, проехав все расстояние, Вы прибудете на конечную остановку Луньевка, поворот.

Все автобусы (в том числе и маршрутные) по пути следования Пермь — Александровск совершают ряд остановок, где Вы можете осуществить пересадку на другой общественный транспорт. Просмотреть все остановки автобусов между населенными пунктами Пермь и Александровск Вы можете на нашем сайте.

Представленное расписание полностью соответствует онлайн табло автовокзалов по рейсу Пермь — Александровск. Полученные данные являются актуальными, поскольку мы регулярно обновляем всю информацию на сайте, но никто не исключает возможности оперативных изменений. По этому всегда уточняйте информацию в справочной службе автостанций. Билеты на автобус Пермь — Александровск Вы можете приобрести в кассе любого автовокзала.

Автобус Пермь — Александровск от остановки Автовокзал

Отправление
из Перми
Прибытие
в Александровск
ЦенаДниВ путиПеревозчик
08:45
№ 644, Пермь, Автовокзал
13:40
Александровск, Александровск
ежедневно4 ч 55 м
11:45
№ 678, Пермь, Автовокзал
16:10
Александровск, Александровск
ежедневно4 ч 25 м
13:00
№ 644, Пермь, Автовокзал
17:55
Александровск, Александровск
ежедневно4 ч 55 м
14:40
№ 678, Пермь, Автовокзал
18:40
Александровск, Александровск
ежедневно4 ч
17:30
№ 678, Пермь, Автовокзал
21:40
Александровск, Александровск
ежедневно4 ч 10 м
18:15
№ 644, Пермь, Автовокзал
23:10
Александровск, Александровск
ежедневно4 ч 55 м

Место отправления: Автовокзал Пермь — Александровск: расписание автобусов 2022, цена билета, время в пути, дни следования, транспортная компания.

Расписание на обратное направление — Александровск — Пермь – Искать


Автобусы из Перми в Александровск с других автовокзалов, автостанций — Искать


Автовокзал Пермь

Номер телефона автовокзалаСправочная: +7 (342) 236-43-00
Часы работыС 5:00 до 22:40
Адрес — где находитьсяПермь, ул. Революции, д. 68
Как добраться (доехать)Здание автовокзала Перми находится на пересечении шоссе Космонавтов и улицы Революции, напротив Колхозной площади. Добираться до автовокзала лучше на автобусах №104, 109, 339, 340 или 529 — они останавливаются на территории автовокзала.


Открыть карту


  Купить билет на автобус

Автовокзалы (по городам, список)

Часто задаваемые вопросы — FAQ

Поиск

Расписание автобусов Пермь автовокзал Мутная на сегодня и завтра с изменениями и остановками на маршруте

  • 06:40первый рейс
  • 18:15последний рейс

На этой странице вы найдете полное расписание автобусов по маршруту Пермь автовокзал Мутная, которое обновляется ежедневно в режиме он-лайн. Для навигации пользуйтесь подсказками и ссылками, чтобы посмотреть расписание на следующий день.

Расписание автобусов Пермь автовокзал Мутная на сегодня и завтра с изменениями:

Автобусы по данному направлению не найдены

Как добраться от остановки Пермь автовокзал до остановки Мутная самостоятельно

Самый быстрый автобус на данном маршруте: Пермь — Александровск (через Чусовой), проходит расстояние между остановками Пермь автовокзал и Мутная за 1 ч. 16 мин. Время отправления в 06:40:00

Дольше всего в пути будет автобус Пермь — Александровск (через Чусовой), который пройдет расстояние между остановками Пермь автовокзал и Мутная за 1 ч. 16 мин. Время отправления в 06:40:00

Остановки по маршруту следования Пермь — Александровск (через Чусовой) (ежедневно)

Наименование остановкиПрибытиеСтоянкаОтправлениеВремя в пути
Пермь— ::05-08-2021 06:40:00
Авторадио05-08-2021 06:46:001 мин05-08-2021 06:47:007 м
Микрорайон Голованово, поворот05-08-2021 07:19:001 мин05-08-2021 07:20:0033 м
Пальники, поворот05-08-2021 07:24:001 мин05-08-2021 07:25:005 м
Бобки, поворот05-08-2021 07:29:001 мин05-08-2021 07:30:005 м
Ивановка, поворот на Полазну05-08-2021 07:34:001 мин05-08-2021 07:35:005 м
Ярино/Дивья, перекрёсток05-08-2021 07:44:001 мин05-08-2021 07:45:0010 м
Кривое, поворот05-08-2021 07:48:001 мин05-08-2021 07:49:004 м
Малая Дивья, поворот05-08-2021 07:49:001 мин05-08-2021 07:50:001 м
Усть-Шалашная05-08-2021 07:54:001 мин05-08-2021 07:55:005 м
Мутная05-08-2021 07:56:001 мин05-08-2021 07:57:002 м
Шалашная, поворот05-08-2021 07:58:001 мин05-08-2021 07:59:002 м
Успенка, поворот05-08-2021 08:09:001 мин05-08-2021 08:10:0011 м
Никифорово, поворот05-08-2021 08:12:001 мин05-08-2021 08:13:003 м
Центральный, поворот05-08-2021 08:15:001 мин05-08-2021 08:16:003 м
Шушпанка05-08-2021 08:19:001 мин05-08-2021 08:20:004 м
Нижняя Шушпанка05-08-2021 08:21:001 мин05-08-2021 08:22:002 м
Тёмная05-08-2021 08:27:001 мин05-08-2021 08:28:006 м
Копально05-08-2021 08:29:001 мин05-08-2021 08:30:002 м
Верхнее Калино, поворот05-08-2021 08:39:001 мин05-08-2021 08:40:0010 м
Заозерье05-08-2021 08:40:001 мин05-08-2021 08:41:001 м
Саламатово05-08-2021 08:42:001 мин05-08-2021 08:43:002 м
Чусовой, автостанция05-08-2021 08:50:0010 мин05-08-2021 09:00:0017 м
Гремячинск, поворот05-08-2021 09:39:001 мин05-08-2021 09:40:0040 м
Усьва05-08-2021 09:54:001 мин05-08-2021 09:55:0015 м
Нагорнский05-08-2021 10:09:001 мин05-08-2021 10:10:0015 м
Губаха05-08-2021 10:25:0010 мин05-08-2021 10:35:0025 м
Некрасова05-08-2021 10:54:001 мин05-08-2021 10:55:0020 м
Кизел05-08-2021 11:15:005 мин05-08-2021 11:20:0025 м
Луньевка, поворот05-08-2021 11:39:001 мин05-08-2021 11:40:0020 м
Универмаг05-08-2021 11:50:00— ::10 м

Всего 31 останов. при поездке автобуса № 644 Пермь — Александровск (через Чусовой). Время в пути между остановками Пермь автовокзал и Мутная около 1 ч. 16 мин., без учета пробок.

Автобусное расписание между автостанциями Пермь автовокзал Мутная на данный момент включает в себя 4 автобусов. Практически с раннего утра и до поздней ночи автобусы осуществляют движение по данному направлению.

Большая часть маршрутных такси и автобусов, выполняющих рейсы между остановками Пермь автовокзал Мутная следуют через популярные транспортные узлы, где можно совершить пересадку на другой общественный транспорт.

Расписание автобусов по маршруту Пермь автовокзал Мутная всегда актуально на нашем сайте и синхронизировано с расписанием на автовокзалах. Добавляйте его в закладки, смотрите на мобильных устройствах, но при изменениях погоды сверяйте время прибытия и отправления в справочных автовокзалов и автостанций. Билеты на автобус Пермь автовокзал Мутная можно купить у водителя или на любой автостанции по пути следования.
Поделитесь личным опытом или оставьте комментарий, просто написав отзыв ниже. Как доехать или добраться, нюансы поездки и есть ли возможность сэкономить? Написать можно не регистрируясь, через небольшое время отзыв будет опубликован. Также можно писать на наш форум http://forum.copris.com/

Пермский вокзал 1 пересадка→ Александровск | | Заказать Такси или Трансфер

Пермский вокзал 1 пересадка→ Александровск | | Заказать такси или трансфер | Трансфер Intui.travel

Результаты поиска:

02 мая 2022 (понедельник) в 03:15
Пермский вокзал 1, Россия → Александровск

Изменить


Подождите, идет загрузка… Нам доверяют:

218257

заказы

Никаких скрытых дополнений
Intui.travel
гарантии

Ваучер за 3 мин

Дата и время передачи доступны для редактирования

13200+ положительных отзывов

Возможна отмена

Услуга трансфера из аэропорта Intui Travel надежна

  • Сайт является собственностью EasyUptur LLP (Великобритания)
  • Продажа трансфера из аэропорта с 01.09.2011
  • «Comodo» сертифицирован по безопасности и надежности «SSL»
  • Все транспортные услуги, включая трансфер из аэропорта, выполняются лицензированными компаниями-перевозчиками по всему миру
  • .
  • 97% наших клиентов довольны. Отзывы

24/7 Пермский вокзал 1 пересадка → Александровск

Трансфер — удобная услуга, особенно если вы хотите поехать с Пермского 1-го вокзала (Россия) то вам обязательно понадобится трансфер с Пермского 1-го вокзала в Александровск по доступной цене. цена от 91 евро.Это может быть трансфер до Александровска на престижном автомобиле или бизнес-маршрутке, либо маршрутка до Александровска. Расчетное время в пути до Александровска 209 минут. Трансфер в Александровск доставит вас от Пермского вокзала 1 до вашего отеля, квартиры или дачи. Введите адрес на странице бронирования трансфера. Чтобы узнать стоимость ТАКСИ до Александровска или трансфера из Александровска до 1 вокзала Перми, необходимо ввести в форму поиска дату прибытия, количество взрослых и детей, а также тип транспортного средства и нажать на кнопка поиска.Оплатить заказ перевода можно картой или другим доступным способом. Заказ трансфера с Пермского вокзала 1 в Александровск — включает в себя саму поездку, услуги водителя, помощь с багажом, проезд по платным дорогам местного значения и количество багажа, указанное для каждого транспортного средства. А для шаттла — количество багажа на указанное в поиске количество взрослых и детей. Вы можете отредактировать заказанный ТРАНСФЕР в Александровск и отменить заказ ТАКСИ в Александровск в личном кабинете Интуи.
Как добраться до вокзала Пермь 1 — Александровск: карта и схема
Расстояние
Александровск
расположен на расстоянии 241,9 км от железнодорожного вокзала Перми 1 . Расчетное время в пути 209 мин.

Другие популярные маршруты от 1 вокзала Перми

Выберите место назначения:

+44 203 77 80 157    

Свяжитесь с нами: 

Понедельник — пятница: с 06:00 до 17:00 (GMT+1/BST)

Суббота — воскресенье: с 08:00 до 16:00 (GMT+1/BST)

Не можете найти нужный перевод?
СООБЩИТЕ НАМ, КУДА ВЫ НАПРАВЛЯЕТЕСЬ, И МЫ ПОДБЕРЕМ ВАМ ЛУЧШИЙ ВАРИАНТ

ОтменитьОТПРАВИТЬ ЗАЯВКУ

Получить помощь

Мы используем файлы cookie, чтобы сделать Intui более удобным для вас.путешествовать. Продолжая использовать наш сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie, как указано в нашей Политике конфиденциальности.

Хорошо, понял

Александровск-Сахалинский Путеводитель: туристические достопримечательности и места для посещения

Александровск-Сахалинский — город в Сахалинской области России, расположенный недалеко от Татарского пролива на западном берегу Северного Сахалина у подножия Западно-Сахалинских гор. . Население: 10 613 человек; 12 826 ; 19 166  ; 21 000.

История

Поселок под названием Александровская на нынешнем месте города впервые упоминается в 1862 году. В 1869 году здесь была основана сельскохозяйственная ферма, которая впоследствии превратилась в деревню Александровка . В то время среди японцев он был известен как Otchishi (落石).

В 1881 году был учрежден военный пост Александровский пост . Форпост служил административным центром для управления каторгой , тюрьмами, ссыльными поселениями и всем островом до Октябрьской революции.Антон Чехов жил здесь в 1890 году, когда собирал материал для своей книги Остров Сахалин .

Статус города был присвоен Александровскому в 1917 году. Во время Гражданской войны в России город находился под контролем адмирала Колчака в 1918–1920 годах, а затем был оккупирован японцами до 1925 года. Он был известен как Ако (亜港) во время японской оккупации между 1918 и 1925 годами.

В 1926 году город был переименован в Александровск-Сахалинский, чтобы отличать его от других мест с таким же названием.

Александровск-Сахалинский был административным центром Сахалинской области с 1932 по 1947 год. В советское время он также был известен как центр добычи угля на острове.

Административное и муниципальное положение

В административном отношении Александровск-Сахалинский является административным центром Александровск-Сахалинского района и подчиняется ему. В качестве муниципального образования город Александровск-Сахалинский и тринадцать сельских населенных пунктов Александровск-Сахалинского района зарегистрированы как Александровск-Сахалинский городской округ .

Экономика и инфраструктура

Экономика Александровска-Сахалинского в основном зависит от его гавани, самой старой и ранее самой важной на Сахалине, и добычи каменного угля в этом районе.

JewishGen: Страница не найдена

Ошибка: страница, которую вы запросили, « https://kehilalinks.jewishgen.org/colonies_of_ukraine/our%20fathers%20harvest%201.pdf «, не существует на этом сервере (кехилассылки.www.jewishgen.org).

  • Если этот запрос через , щелкнув ссылку на веб-странице , обратите внимание на URL ссылающегося исходного документа что привело тебя сюда (), и заполните форму внизу этой страницы, сообщив нам URL-адреса страниц, с которых вы пришли и на которые пытались перейти, чтобы можно было исправить проблему.

    • Исходный URL:

      (веб-страница, на которой вы находились в момент нажатия):
      < >

    • URL-адрес назначения: (веб-страница, на которую вы пытались перейти):
      < https://kehilalinks.jewishgen.org/colonies_of_ukraine/our%20fathers%20harvest%201.pdf >

  • Если этот запрос через URL-адрес, который вы ввели вручную , пожалуйста, внимательно проверьте написание. Почти все ошибки «Страница не найдена» возникают из-за опечаток. Если у вас по-прежнему возникают проблемы, и URL-адрес, который вы вводите, взято из печатного источника, заполните форму внизу этой страницы, сообщив нам печатный URL-адрес и точно где вы его нашли, чтобы мы могли уведомить издателя, и помочь вам найти правильный URL.


В любом случае, вы всегда сможете найти интересующую вас страницу ищет на сайте JewishGen, по:

  • переход на домашнюю страницу JewishGen и следуя иерархическим ссылкам оттуда, или
  • с помощью JewishGen’s поисковая система сайта.

Отправить сообщение о неработающей ссылке:

Последнее обновление: 25 мая 2013   WSB

Архивы Сибири | Страница 2 из 4

Василий Васильевич Зыбин

Василий Васильевич Зыбин родился в 1875 году в селе Славянка Елисаветпольской губернии, Россия.В молодости он был свидетелем и участником бурных событий 1890-х гг., связанных с арестом и ссылкой вождя духоборов Петра «Богородичного» Веригина; Сожжение оружия и отказ духоборов от несения военной службы; последовавшие репрессии, гонения и страдания; приготовления духоборов к отъезду в Канаду; и их ранняя жизнь там. Спустя годы он рассказал об этом опыте в своих русскоязычных мемуарах «Исповедь Старика Духоборца: Воспоминания о Переселении Духоборцев в Канаде», отредактированных и опубликованных Джоном А.Попов в 1964 году. Теперь этот редкий исторический отчет от первого лица впервые доступен в английском переводе Джеком Макинтошем для веб-сайта генеалогии духоборов.

Это рассказ Василия Васильевича Зыбина о духоборах, повествующий о том, чему я сам был свидетелем и испытал на своем веку. Мне восемьдесят девять лет. Многие мои внуки, правнуки и друзья просили меня рассказать, как и почему духоборы перебрались из России в Канаду.

Арест и ссылка Петра Васильевича Веригина

Я помню день, когда умерла предводительница духоборов Лукерья Калмакова. В то время она жила в районе Холодное (Холодные горы) Тифлисской губернии в России. Мы жили в селе Славянка Елисаветпольской губернии. Это было в 188[6], когда десятник (сельский надзиратель) обзвонил все дома: «Завтра рано утром все идут на моление : Лушечка умерла.Моя мама, Ханюша Зыбина, была такой преданной верующей, что сразу же расплакалась при известии.

В Сиротском Доме по желанию Лушечки проживал Петр Васильевич Веригин. Ему было 26 лет. Никакой записи или завещания Лушечка ни о Сиротском Доме, ни о наследовании руководства духоборской общиной не оставил. Однако всем было известно, что Петр Васильевич Веригин жил в Сиротском доме, готовясь занять место Лушечки после ее смерти.

Петр Васильевич Веригин (сидит) в ссылке, ок. 1890 г. С ним (л-р) его брат Василий, сестра Вера и Василий Объедковы. Коллекция Козьмы Тарасова.

Все духоборское общество пришло в брожение. Но люди не все были согласны с руководством своей общины, и они разделились на две группы. Меньшая половина [Малая партия] не хотела Веригина, как, например, брат Лушечки Губанов, Зубков, который был старшиной в течение 20 лет, Батурин и сформировавшаяся вокруг них группа противников.Большинство духоборов [Большая партия] охотно приняли и признали Веригина своим новым лидером.

В то же время стали ходить фиктивные слухи, обвинения и доносы в адрес властей относительно Веригина. Веригин [говорили] якобы возомнил себя богом. И это играло на руку властям, и без того недоброжелательно настроенным к духоборам из-за их странных верований и непримиримого поведения.

Неприязнь к Веригину привела к его изгнанию из Сироцкого дома и возвращению в родное село Славянку. Но доносы повлекли за собой судебный процесс, допросы и ссылку в Архангельскую губернию. Это было в 188 году[7].

Ему [органы] сказали: «Ты сейчас арестован. Завтра в десять часов мы отправляем вас на телеге под конвоем в Елисаветполь. Переночевать в своем доме с родителями и семьей, а утром явиться на сборный пункт; оттуда вы выйдете в десять часов утра с доверенным старцем Василием Пугачевым.В городе он передаст вас начальнику полиции.

Эта весть облетела всю Славянку и другие села — Горелое, Троицкое, Новоспасовку. Печаль постигла всех верующих, а противники обрадовались: «Вот вам и вашему «Петюшке»; теперь его больше не увидят!» Однако ему удавалось объезжать и навещать пригласивших его людей, хотя и осторожно, но не днем, а ночью, так, чтобы это было малозаметно для его недоброжелателей.

В то время Петюшке было 27 лет. Он был высокого роста, хорошо сложен и красив внешне, чисто выбрит, с ровными светло-русыми усами. Он всегда носил казачий наряд: длинную облегающую шинель из качественного тяжелого сукна; патронные гильзы по обеим сторонам груди, то есть патроны для украшения, а на левом боку сабля с обоюдоострым лезвием фута в три длиной, но, разумеется, заключенная в ножны; на поясе кинжал, а с правой стороны револьвер на шесть патронов четырнадцати дюймов длиной и полностью заряженный.Его шапка сероватого цвета была сделана из шкуры кудрявого молодого барана, сшитой более узко к козырьку; голенища его ботинок доходили ему до колен. Он держал себя прямо, как свеча, был веселого нрава и всегда обходился с людьми учтиво.

Утром пришло время расстаться с отцом, матерью, всеми шестью братьями и двумя сестрами. В восемь часов утра в дом явился комиссар с десятниками и арестовал Петра Васильевича.Приказано было, «чтобы никто из народа не сопровождал вас, даже ваши родственники». Но уже по всем дворам [от Петра] разнеслась молва, что «все, желающие сопровождать меня, нарядитесь празднично и из каждого дома выйдите и станьте возле своего двора, а после моего отъезда плетитесь около двадцати сажен ( имперская российская единица измерения, равная 7 футам), и пройдите таким образом до конца улицы». Улица заполнилась людьми.

У ворот своего двора Петр Васильевич остановился и, поклонившись своему дому, простился: «Ну, прощай и прости меня, дом отца моего, колыбель моя. Ты вскормила меня, и я ухожу от тебя, быть может, навсегда, — и он поклонился до земли. Затем, выйдя на середину улицы, он поклонился земле и просил у нее прощения, «что я растоптал и наехал на тебя».

Потом все пошли по дороге и перешли на другую улицу, Хомякову.Здесь, у двора Феди Голубова, он остановился. Но Василий Пугачев, заместитель начальства и ответственный за арест Петюшки, стал его подгонять: «Ну давай, давай, давай, время зря!»

Рядом стоял Алеша Половников с женой, крупной, смелой особой, не позволявшей даже своему мужу Алеше признать вождя своих отцов. А Петюшка им говорит: «Алеша, я хотел бы к вам в гости». И оба они радостно пригласили его зайти к ним на чай.

Жену затрясло, когда она бросилась домой готовить самовар (чайная урна). Их место было за пять дверей впереди, и, когда толпа дошла до этого места, самовар был уже готов, и жена Половникова выскочила вперед, крича: «Пожалуйста, заходите к чаю!» На это власти взбесились: «Что это значит — это служебный конвой — нельзя!» Но со всех сторон все ринулись и вошли. Молодым ребятам дали места и попили чаю, а Петюшка остался стоять, не садясь за стол, как ни уговаривали его.

Потом говорит: «Ну так, молодцы, пойте Запоем мои Казаки Песню Новую! (Мы, казаки, новую песню споем!)». Запели хором, а Петюшка стоял, держа в левой руке рукоять кавалерийской сабли. Власти начали кричать: «Выходи, хватит!» Но Петюшка закричал громким голосом в ответ: «Что вы за люди, как вы смеете запрещать этот псалом?» При этом он вынул свой меч из ножен и так мощно взмахнул им над их головами, что все подпрыгнули от испуга.«Выходите, ребята, на двор. Послушаем Шашки Наостри, Воронцова Угости . Пение возобновилось. И в такт каждому слову Петюшка с резким стуком вонзался в землю.

Наконец они тронулись в путь, до особого места под названием Заглубокая балка (за глубоким оврагом), где мы обычно провожали дорогих гостей. Прощания начались. Петюшка был в приподнятом настроении, придавая виду беззаботность.Потом, поддавшись озорному порыву, вместе с Васей Голубовым спрятался от остальных в глубоком овраге. Вдруг начальство заметило, что заключенного среди них нет, подняли шум. Никто, даже его собственные люди, не знали, куда он ушел. В разгар суматохи Петюшка и Вася нырнули обратно в толпу и закричали: «Что с тобой, кого ищешь? Вы видите, что мы здесь, среди вас!» На этом все успокоились и замолчали.

Конкин Иван Евсеевич, зять Петра В.Веригин. Коллекция Козьмы Тарасова.

На фаэтоне стояли отец Петюшки Вася и мать Настюша. Позвали сына поближе и сказали: «Дорогой сын, ты же знаешь, что тебя гонят в Сибирь, может быть, навсегда. Вы должны отказаться от этого дела». Но вот что он сказал в ответ: «Это дело не ваше и не мое, а Божие. Вот что мне назначено». Его родители замолчали, а затем пожелали Божьих благословений своему сыну на счастливый путь и успешную жизнь.Это было их последнее прощание и отпущение грехов.

Кругом прощались; часть общины вернулась домой, а остальные пошли провожать его до Эсомальской горы. Это будет около двадцати верст (имперская российская единица измерения, равная 1,0668 км) дальше. На полпути, у небольшого родника, они остановились, чтобы напоить лошадей и поесть самим.

Там начальство отстало и повернуло назад, а Вася Пугачев шел сразу за Петюшкой, не давая ему вырваться вперед.Еще был Иван Евсеевич Конкин [шурин и доверенное лицо Веригина]. Петюшка сказал Конкину: «Ну что же ты Васю угостить не даешь? Неси ему водки сколько душе угодно!» Конкин налил стакан, потом еще. «Пей, пей, видишь ли, Вася, ты меня в тюрьму доставляешь. Но знаете ли вы, кого вы передаете? Я пристрелю тебя прямо здесь и скормлю твою плоть воронам! Но Вася не дрожит и остается спокойным. Но Петюшка опять говорит Конкину: «Почему ты не дал ему закусить куском сахара?» Конкин стал запихивать в рот дорогой кусок.Вот Петюшка опять говорит Васе: «Я тебя тут же убью», — и выхватил револьвер, махнул им, наставил прямо на него и выстрелил ему между ног. Жалкое маленькое животное отступило так, что все подумали, что ему конец.

Конкин начал его поднимать, а Вася, еще не успев проглотить сахар, забормотал, как полуживой. Это так напугало его, что он стал совершенно подавленным.

Дойдя до Эсомальской горы, простились; народ вернулся домой, а Пугачев и Петюшка поехали дальше в город.Полицеймейстер хотел посадить арестованного прямо в тюрьму, но тут некий армянин Ахрем, важное лицо в глазах исправника, выручил Петюшку и увел его в свой дом. Вскоре состоялся суд над ним, и он был отправлен в Тифлисскую тюрьму, а затем в Архангельскую губернию в Сибирь.

В это же время за активное содействие Веригину были арестованы и приговорены к ссылке еще пять старцев. Это были Ваня Фадеевич Махортов, тот, который [первый] объявил Веригина новым вождем духоборов, Лежебоков, Рыбин, Цибулькин и Игнаша Аргатов.Все они были отправлены в сибирскую ссылку.

Петюшка провел три года в Архангельской губернии; таково было его первоначальное предложение. Потом его бы вернули на родину, но осудили еще на пять лет и перевели в другую губернию — Шенкурскую. Однако, где бы он ни был, он свободно ходил по деревне, но не дальше. А местные священнослужители следили за его передвижениями. Петюшка беседовал со школьниками, дарил им подарки, и дети не могли дождаться, когда же их отпустят из школы, чтобы они могли зайти в гости к этому доброму господину и послушать его рассказы.Он хорошо с ними ладил. Священники увидели, что дети едут не прямо домой, а к этому человеку, и по их наущению ему были назначены новые сроки ссылки и сосланы в Восточную Сибирь в село Березово Тобольской губернии. Всего он провел в ссылке 15 лет.

Его не пускали в гости, паспорта не давали, а между тем многим удавалось тайно навещать и несли домой его советы. Письма от него лично отслеживались.Веригин написал императрице Александре Федоровне гуманную просьбу, чтобы она уговорила своего мужа Николая Романова обратить внимание на наших духоборцев на Кавказе, что в последнее время стали сажать в тюрьму женщин, матерей, которые были вынуждены оставить своих детей на произвол судьбы. милость судьбы. «А ты, сестра Александра, мать. К собственным детям у матери будет больше жалости, чем к их отцу. Наша вина не так серьезна, как нам приписывает власть. Вот только мы не можем быть солдатами-убийцами.

Иван Евгеньевич Конкин провел некоторое время у Петра Васильевича Веригина и передал его совет всем духоборам: перестать есть мясо, пить водку, курить табак; все это вредно и не подобает христианину. И с этого времени мы будем называться Духоборами Христианской Общины Всемирного Братства. Слово «духоборы» не понятно публике. К этому добавлялось следующее: христианин должен делиться тем, что имеет, согласно наставлению в Евангелии: «Если у тебя две рубашки, отдай одну неимущему.Вот что они стали делать, они поделились и стали все равными. Они прощали друг другу долги и платили посторонним за своих братьев-духоборов. Отправляясь из России, они все вместе наняли пароход и заплатили всю сумму.

Сожжение оружия и отказ от военной службы

Иван Евгеньевич Конкин передал всем духоборам [Веригина] указание, что быть духобором значит не быть солдатом; и не быть убийцей не только людей, но и животных.У кого есть дома оружие, все, что связано с убийством, будь то шпаги, кинжалы, пистолеты, ружья, — все должно было быть сложено в кучу в одном месте и сожжено, тайно, чтобы наши неверующие духоборы не причинили нам вреда. Все было собрано на месте в трех верстах от деревни Славянки. Там есть минеральные воды, и вода всегда бьет из-под земли; он кислый, приятный, как лимонад. Неподалеку от источника был посажен небольшой фруктовый сад, а посреди сада был возведен летний домик, возвышающийся фута на три над землей.Это было по указанию нашего бывшего руководителя Петра Ларионовича Калмыкова, проживавшего в Тифлисской губернии. Когда он посетил Славянку, он уже был женат на Лукерии Васильевне.

Днем, назначенным для сожжения оружия, было 29 июня 1895 года, день памяти святых апостолов Петра и Павла. Это был и день рождения Петра Васильевича. Сожжение оружия было совершено одновременно в трех губерниях [Тифлисской, Елисаветпольской и Карской] в час ночи.В Славянке все братья, сестры и молодежь собрались в саду и молили Бога о помощи в добром и безопасном от предателей совершении этого подвига.

Когда разгорелся костер, небо было освещено до самой Славянки. Вся деревня проснулась. Здесь тоже все лето гостили в деревне власти. Следователь, мировые судьи и милиционер со своими 12 всадниками скакали навстречу яркому зареву. Теперь от трех возов дров, поставленных посреди костра, на который была налита бочка керосина, повалил черным облаком дым и покрыл всю деревню.Внезапно винтовки, не разряженные, от жара начали стрелять. Только начало светать, как все начальство ворвалось и бросилось к огню, но костер уже все сжег. Потом нас всех окружили в саду, а мы стояли и пели и читали. Иван Евгеньевич Конкин был тут как тут. Начались допросы: зачем вы сожгли оружие? Был только один ответ: «Мы христиане. Мы не можем убить ни человека, ни живое животное».

Духобор «Сожжение оружия», 29 июня 1895 г.Картина Терри Маклина.

Петюшка посоветовал всем молодым парням, призванным на военную службу, подготовить свои запасные призывные билеты и сдать их начальству со словами: «Мы не можем быть убийцами: мы христиане!» Многих пороли, избили палками и посадили за решетку.

Один из карцеров находился недалеко от дома Котельниковых, в их бане .В полночь Котельниковы только что отпарились. В десять часов утра втиснули 25 человек и заперли замок. Но труба дымохода бани была забита. Набитые «христиане» стояли там с высунутыми от жары языками, и с ними было покончено. Вдруг пришла бабка Дунюша Котельникова, мать Чистякова, и говорит им: «Дети, а что вы печную трубу не набиваете? Он заблокирован сверху снаружи». Тогда она сама взбежала на крышу и открыла трубу, и вырвала окно.И все глубоко вздохнули.

На следующий день они [духоборские военные резервисты] в количестве 150 человек были отправлены в Елисаветпольскую тюрьму, в 60 верстах от Славянки. И их отцы — 40 человек — тоже были арестованы за то, что учили сыновей измене царю (в том числе отец автора Василий Никифорович Зыбин).

Каждый из них предстал перед судом. По окончании суда всех молодых отправили в Казахскую тюрьму, где стоял невыносимый летний зной.Все они слегли с лихорадкой. Четверо из них умерли там и были похоронены рядом с тюрьмой: Яков Половников, Антон Федорович Арехов (Веригин), Иван Юрьевич Калмаков из села Горелое и Федор Федорович Веригин. Около восьми наших братьев вырыли могилы возле тюрьмы и зарыли их во влажную землю. Вскоре все остальные были отправлены в Ереванскую губернию и рассеяны по аулам (кавказских сел) попарно, под надзором полиции. Многие из отправленных в аулы умерли от лихорадки.Они пробыли там почти три года, до отселения духоборов из России в 189 г.[9].

В то время все юноши, в том числе и духоборы, подлежали обязательной воинской повинности. Их призывали по жребию, а те, кто должен был идти, обучались и три года служили в армии. После этого их отпустили, но с резервным призывным билетом на случай, если потребуются снова. Некоторые из молодых духоборов уже отбыли свой срок, но другие еще находились на службе.Так было во всех трех губерниях, где жили духоборы.

Иван Евгеньевич Конкин посетил Петра Владимировича Веригина в Сибири, после чего прибыл в Елисаветполь, где в полку служили шестеро наших духоборцев. Конкин передал им совет Веригина, сначала Матвею Лебедеву, получившему звание унтер-офицера. Совет был такой: приближается Пасха – Воскресение Христово, когда полководец по обычаю объявляет солдатам праздничные поздравления.Когда во время этой церемонии командир говорит: «Теперь мы отмечаем праздник — Христос воскресе», Лебедеву велели поднести свою винтовку к командиру и сказать: «Христос воистину воскресе. Мы служим Христу, а не вам!» и сдать командиру эту винтовку в присутствии всей его роты солдат. Видя это, тысячи присутствовавших солдат задавались вопросом, не сошел ли Лебедев с ума. Но Лебедев утверждал: «Я не могу быть солдатом, чтобы убивать людей. Христос умер за нас и воскрес в наших душах.Товарищи Лебедева последовали его примеру, и все шестеро повернулись в винтовках к командиру. Все они были арестованы и отправлены в дисциплинарную тюрьму, где их стегали колючими прутами. То же самое происходило и в других полках, где служили духоборы.

Собрали тех 36 человек и дали им каждые два года «под розги » (шипы или стержни). А вот Лебедеву, как первому зачинщику, дали три года. Сначала позвали Лебедева, вывели на открытое место; собрались командир, шесть палачей и врач.Командир приказал: «Раздевайся, Лебедев, сними верхнюю одежду!» Палачи подошли к Лебедеву и забрали его одежду. «Прилягте!» Они перевернули его на живот и протянули ему руки; двое из них сидели у него на руках и двое на ногах, а двое других держали в руках связку выключателей. Остальные наши братья были приведены в это место, чтобы они увидели, что с ними произойдет.

Командир приказал: «Начинать!» Первый палач замахнулся сначала вправо, потом влево, а в третий раз обрушил розги на спину Лебедева, за ним последовал и второй палач.Командир вел счет – раз, два, три, до 30-го удара. «Останавливаться!» Врач проверил сердце и мышцы Лебедева. «Добавь еще пять!» Они подчинились. «Останавливаться!» Палачи, удерживавшие Лебедева, подняли его и отвели в холодную камеру, где он находился три дня. Объявили, что через две недели его снова будут бить прутьями.

Духоборцы-организаторы Сожжения оружия в Карской губернии 1895 г. [л-р] Планидин И. И., Дорофеев П. И., Григорий, В.Веригин, П.В. Планидин, С.Е.Чернов. Коллекция Козьмы Тарасова.

Вторым выдвинули Федора Ивановича Плотникова. Командир объявил: «Вам 40 ударов за «услугу» и еще пять за неуважение к начальнику, за неправильное обращение к нему». (Федор называл своего начальника барин (хозяин) вместо «ваше превосходительство».) Они поставили Плотникова в один ряд с Лебедевым. Палачи держали его.Первая ударила раз, другой и третий раз в плоть Феди. Он просто пошевелился. Тот же офицер снова вел счет: «Тридцать. Останавливаться!» Врач проверил его сердце и мышцы. — Дай ему еще десять! Когда его начали поднимать, он не мог стоять. Палачи схватили его и отвели в холодную камеру, где он продержался трое суток. Это повторится через две недели.

Третьим выдвинутым был Кузьма Николаевич Пугачев, и над ним применили такое же наказание.Всех, кто там был, избили. Во второй раз Плотникову дали 40 ударов. Больше года мучили его колючими прутьями, но увидели, что он не поддается. Один из них погиб тут же. [Потом] было принято решение отправить их в Сибирь на 18 лет, и они были перевезены под конвоем. По дороге в Якутск шестеро из них погибли. Также были сосланы в Сибирь елисаветпольские и караханские старосты, находившиеся в заключении, где они оставались в течение восьми лет. После нашего переселения в Канаду все они были освобождены из Сибири и прибыли сюда в 1905 году.

Так вот, духоисполненные братья и сёстры, и более того, кровные родственники пострадавших: как же [быть равнодушным] сердце наше, слыша об этих страданиях своих кровных родственников, духовных мучеников, благодаря кого мы сейчас живем в свободной стране Канаде? И разве мы не видели кровопролития после отъезда нашего из России; действительно, у нас было две мировые войны, и мы не были свидетелями их и не принимали в них участия. Поверьте: на самом деле нас пощадили только наши страдающие предки.Они спасли нас и продолжают спасать: в Канаде мы защищены от обязанности быть солдатами и, следовательно, убийцами!

Более того, не забудем славу наших некогда страдающих предков в России 200 лет назад. Запирали их в пирамидах из камней — таких в тюрьмах в то время, наверное, не было — и, говорят, из спины вырезали полоски, чтобы подчиняться попу и не нарушать закон царей Романовых. И выгнали и отправили в ссылку наших предков из глубин России на Кавказ, чтобы поселиться рядом с тюрками, считавшимися дикими зверями.Но как ни тяжела была жизнь в Закавказье, наша духоборская верность нашей вере все-таки вновь проявилась. Пришло время, когда мы отказались от военной службы, и теперь мы также свободны от этого благодаря нашим позднейшим страдающим братьям. Со спин этих более поздних были сорваны не только полоски плоти, но их спины были полностью разорваны в клочья. Один из этих страждущих братьев еще жив, чтобы засвидетельствовать это, Федор I. Плотников в Каслгаре, Британская Колумбия.

Так страдали наши деды, родители, мужья и некоторые наши женщины.Столько же сидели в тюрьмах, а потом были сосланы отдельно в разные татарские и грузинские аулы на произвол судьбы, но без права заработка на пропитание и без права на получение помощи от своих семей. А их жены и семьи жили в нищете: им приходилось обходиться без своих мужчин. Более того, были целые семьи, изгнанные из своих домов, их имущество было конфисковано и продано в пользу государства.

Вновь обратим внимание на тех наших братьев, которые служили в армии, а потом храбро сдали винтовки.Их подвергали порке колючими ветками, угрозам расстрела, пыткам до смерти, одиночному заключению в холодных камерах без медицинского наблюдения и голодной смерти. Это произошло и с теми, кто уже отбыл военную службу, но потом сдал запасные билеты и заявил, что впредь служить не будет. К ним тоже власти не отнеслись снисходительно: их арестовали и сослали на три года отдельно среди татар. Многие из них умерли от жестокого обращения, суровых условий содержания, от жары, от лихорадки, голода и холода, от частых пеших переходов в кандалах из одного места в другое, иногда по безлюдным пустынным местам.Все эти испытания и невзгоды они принимали и переносили мужественно и стоически во имя великого идеала, воспринятого и заложенного в первооснову духоборства: «Не убий», во имя братства и равенства не только всех рода человеческого, но и всех живых существ. Очевидно, таким людям не было места в России, и они должны были покинуть ее.

Во время Сожжения Оружия именно Холоденские (Холодная Гора) духоборы подверглись особо тяжким страданиям со стороны властей.В Пещерочках (пещеры) в семи верстах от деревни [Орловки], пока горел пожирающий оружие костер, община – четыре тысячи душ – молилась Богу. Власти послали сотню казаков верхом, чтобы согнать этих людей к воеводе. Но прежде всего били всех плетьми, и растоптали бы их своими конями, но кони не наступали на людей: Бог дал коням больше ума, чем тем людям. В следующие три дня они были изгнаны из своих домов и сосланы в Грузию рассеянными по аулам, по две семьи в каждый аул.Им разрешалось брать с собой только то, что они могли увезти с собой в четверике (императорская российская единица измерения, равная 26,24 литра). Все остальное имущество у них отобрали и продали за бесценок. Почти три года они жили рассеянно по аулам. Эта земля жаркая, и там растут тропические фрукты. Но духоборы, жившие в холодном климате, не могли быстро приспособиться к таким условиям. Жара и растущие там плоды сразили всех их лихорадкой и другими болезнями.За два с половиной года их пребывания в той части страны погибло до тысячи душ. Когда духоборам разрешили покинуть Россию, именно эти духоборы раньше всех поселились на Кипре.

Ссыльные холоденские духоборы в городе Гоми, Горийский район, Грузия, 1897 год. Архив Британской Колумбии C-01649.

В Елисаветпольском районе климат вредный: в горах прохладно, а в низинах нестерпимо жарко и царит лихорадка.Здесь было четыре духоборских деревни: Славянка, Горелое, Троицкое и Новоспасовка. Славянка была очень большим селом – 4000 душ. В административных целях он был разделен на две половины. Обычно деревенской старшиной был человек, избранный общиной. Но там этого выбора не получилось: одни хотели своего человека, другие хотели кого-то другого. Поэтому губернатором была назначена правительственная старшина, отставной русский офицер. Требовалось, чтобы ему платили жалованье — определенную сумму с каждого дома.

Мы отказались платить. Мы стали называть себя Христианской Общиной Всемирного Братства и не признавали никакой власти. Царь [мы верили] был нам таким же братом, как и мы сами, и мы признавали нашим настоящим государем только Иисуса Христа. Тут на нас начали делать оценку. Из каждого дома отбирали вещи и продавали их взамен жалованья. И наши противники покупали эти вещи на месте.

Зимой приехали к Николаю Малову. Они заперли в хлеву двух коров и двух лошадей, и аукционист стал их оценивать. Однако мы, братья и сестры, со всех четырех деревень, до тысячи человек, собрались, чтобы предотвратить это. Здесь же находился губернский исправник с 12 сельскими урядниками. Поднялся бунт: констебли стали нас избивать. Многим братьям проломили головы, но продать ничего не удалось.Они пошли в другой дом, к Васе Плотникову, и там произошло то же самое — как на войне. Затем они обвинили в грубом поведении 27 человек, в том числе и четырех женщин, и судебными повестками потребовали их явки в суд в Зехаме, в тридцати верстах от села. Это делалось из расчета, что они приедут на своих подводах, и тогда можно будет отобрать у них лошадей и повозки и продать их, а их посадить в тюрьму. Что они и сделали: всех осудили как преступников за то, что они не дали провести оценку своих коров и лошадей, и посадили в Елисаветпольскую тюрьму.И так братья наши просидели в темнице год и шесть месяцев.

Тем более, что как-то иначе получилось. Николай Пугачев жалел своего сына, которого тоже звали Николай. Отец пришел к следующему соглашению с сыном: «ты, сын мой, оставайся здесь, а я пойду в суд вместо тебя. Ибо я Николай, и ты Николай». Когда в суд позвали Николая Пугачева, отец вышел со словами «это я». Судья спросил его: «Вы были на том бунте?» — Был, — ответил Николай.— Значит, виноват! Но тут один свидетель, Альдоким Котельников, рассказал, кто он на самом деле, его полное имя, и что это его сын участвовал в беспорядках, а не отец. Судья сказал: «Разве вы не слышали, как он признался, что был там? Поэтому оба они были там, и сын, и отец, и оба должны попасть в тюрьму». Так и вызвали сына, и обоих посадили на полтора года, до времени царского (верхнего) суда. Первым был суд синодский (Православный церковный синод).

Затем последовал приговор суда: три года каторжных работ в Туркестане. Это очень тропическое место. В постановлении указывалось, что это должно зависеть от тех из противной стороны, кто привлекал их к суду (тот же Котельников в том числе). Тогда старшина собрала всех жителей со всей волости , зачитала указ и поставила вопрос: вернулся? Это зависит от вас.Почти все ответили: «Скатертью дорога!» «В таком случае выходите вперед, и все подпишут это своей рукой».

Но тогда присутствовали некоторые евангельские баптисты, которые отвергли священников; это были грамотные люди, знавшие законы. Один из них крикнул во всеуслышание, что они должны его выслушать. «Братья, я хочу объяснить вам, что было решено о ваших братьях высшим судом, что вам было прочитано и на что вы соглашаетесь — ваши братья будут подвергнуты пыткам.На это стали кричать: «Не слушайте больше этих бородатых. Подпишись, пока не истекло время!» Но Креститель настаивал: «Я говорю вам ради вас. Императорский закон оставил это на ваше усмотрение и согласие, так что когда вы подпишете согласие на ссылку их на каторгу, то по этому закону вы должны будете обеспечивать их семьи, жен и детей на всю их жизнь. Вам придется кормить их и ухаживать за ними». Потом посыпались возражения: «Как я их буду кормить? Пусть все идут и кормятся! Так что пусть идут домой.И вот как они все вернулись. Креститель спас их всех. Там [в Туркестане] их бы замучили. А что касается тех старцев, которые были арестованы во время Сожжения оружия, то они были сосланы в Сибирь, и наша Славянка почти полностью опустела.

Лев Николаевич Толстой (1828-1910), русский писатель, философ, благодетель духоборов. Василий Владимирович Зыбин передал от него послание духоборцам-резервистам, заключенным в Елизаветпольскую тюрьму в 1896 году.

Я сам не был призван, так что отказываться от службы в армии не пришлось. При этом я не подвергался аресту или другим репрессиям. Я был совершенно свободен и поэтому смог в какой-то степени помочь своим менее удачливым собратьям. Я часто бывал в городе [Елисаветполе] и ходил вокруг острога, чтобы обменяться известиями жестами с братией, когда мы получали письма от Петра В. Веригина или от Льва Толстого. Однажды я получил письмо от П.И. Бирюков с приложением послания Толстого к заключенным Елисаветпольской тюрьмы. Толстой писал: «Мне известно о вас. Будь сильным и мужественным. Эта сила исходит из более выдающегося источника, чем вы сами, от Того, кто существовал до вашего рождения».

Я служил каждый день, с утра до ночи, шныряя около острога. Тюрьма была переполнена всевозможными людьми, преступниками. Объявили нашим старичкам (старейшинам), что в течение суток их отправят в новую тюрьму, только что построенную в Нухе Елисаветпольской губернии.Это было в двухстах верстах от Славянки, сто по железной дороге и еще сто пешком под охраной.

В отряде оказалось сто человек: это были наши старшие. Среди них был мой отец Василий Никифорович Зыбин и шесть братьев Веригиных: Ваня, Федя, Проня, Лукаша, Вася и Гриша, а седьмой, Петр Васильевич Веригин, был в Сибири. Были еще Голубовы: Вася и Федя; Ареховы: Вася, Ариша и Микола; Вася Щербаков и двое его сыновей Гаврюша и Николай, тот самый, что свернул винтовку и получил 80 ударов колючими прутьями.

Итак, настал день нашего отправления. Их везли под конвоем три версты до железной дороги, а оттуда сто верст поездом до станции Явлах. Слева и справа были высокие горы Кавказского хребта. Между ними им предстояло пройти сто верст. Этот форсированный марш сопровождали 12 солдат, а я и Алеша Рыбин из села Троицкое следовали пешком.

Среди арестованных были трое моих товарищей: Петруня М.Морозов, его брат Илюша и Гаврила Попов-Асеев. Все были веселы и в хорошем настроении. Всю дорогу мы шли вместе с конвоем. Унтер-офицер, руководивший конвоем, оказался добрым человеком, разрешившим нам сопровождать их. Две ночи в пути мы с Алешей ночевали взаперти с ними, как заключенные.

Вот мы и прибыли в Нуху. Город построен высоко на горе, почти на вершине. Жители города Нухинцы услышали известие, что едет колонна из ста так называемых «духоборцев», из которых одни отказались служить в армии и сдали винтовки, а другие сожгли свое оружие в костре.Не успели мы приблизиться на три версты к городу, как начальник конвоя, заметив выходящую нам навстречу толпу, приказал нам с Алешей разделиться и отступить, думая, что это может быть какое-нибудь поручение. . Однако, когда группы собрались вместе, оказалось, что это были русские ссыльные, которые также отвергли священников. Они были беднейшие из бедных, но каждая женщина несла что-нибудь поесть, то ли пирожное, то ли хлеб из пшеничной муки; то есть несли милостыню страждущим и, низко кланяясь, говорили: «Вот такие люди — они и царя считают братом своим, а мы только попов отвергли!»

В новой тюрьме наши ребята провели пять месяцев, а потом их отвезли поездом обратно в Баку, а оттуда пароходом на реку Лену.В августе их переправили в Иркутск, где они перезимовали, а весной снова по Лене в город Якутск. Потом еще 500 верст вглубь на север. Всех их высадили в тайге, где они оставались семь лет. Их выпустили в Канаду в 1905 году.

Подготовка к отъезду в Канаду

Слухи о разорении духоборов распространились по России и вызвали глубокое сочувствие у некоторых видных деятелей русского общества, главным из которых был граф Лев Николаевич Толстой.Он и соратники, разделявшие его убеждения, принялись прилагать усилия для облегчения затруднительного положения духоборов.

Сами духоборы обратились к правительству за разрешением переселиться в любую другую часть земли русской, подальше от других жителей, где они могли бы жить по-своему; или же разрешить им покинуть Россию и уехать в другую страну. Правительство не желало идти на уступки духоборам внутри страны и предпочитало, чтобы они покинули ее пределы.Духоборы поспешили уйти.

С помощью толстовцев стали искать место в других странах. Наиболее подходящими были земли под властью Англии, прежде всего в Канаде. В той стране было много пустующей земли, пригодной для земледелия, и страна охотно принимала новых поселенцев. Толстовский князь Хилков с делегатами-духоборцами Иваном Ивиным и Петром Махортовым ездили в Канаду, чтобы осмотреть разные места и ознакомиться с условиями жизни.

Между тем в России, не дожидаясь твердых договоренностей с новой властью, наиболее угнетенные духоборы поспешили покинуть места ссылки. Это были те, кто был изгнан из своих деревень [в Тифлисской губернии] и рассеян по татарским и грузинским аулам. Точнее, тех из них, кто был еще жив; ибо многие из них погибли от зноя и лихорадки. Они были первыми, кто поспешно покинул родину; они высадились на острове Кипр, в то время одном из владений Англии.

Пришло время и остальным покинуть Россию. Они стали ходатайствовать и просить совета, особенно [у] Л. Н. Толстого и его близкого друга П. И. Бирюкова. Они отплыли в Батум на Черном море, и первый пароход ушел с Кипра с 1100 душами на борту. По совету Толстого с ними плыл Павел Бирюков, чтобы помогать им во всем, давать советы и быть их английским переводчиком. Но малярия все еще была распространена среди них. Бирюков приложил все усилия, чтобы помочь им, а находясь на Кипре, сам заболел и чуть не умер.Климат на Кипре очень тропический и для духоборов невыносимый, мало отличающийся от того, который они только что покинули. Здесь они тоже сильно пострадали: еще 107 из них умерли от солнечного удара. Только их быстрый отъезд оттуда спас оставшихся от той же участи.

Батумский порт в конце XIX века. В 1898 г. Василий Васильевич Зыбин был одним из шести делегатов духоборов, посланных сюда для фрахтования трансатлантического корабля для Канады.Портрет Льва Лагорио (1827-1905).

Толстой прислал: тебе пароход найден; за него придется заплатить 65 000 рублей, причем сразу. Было созвано собрание четырех [Елисаветпольской губернии] деревень; они рассчитывали на сбор по сорок рублей с человека и собрали эту сумму. Теперь им нужно было доставить эти деньги в Батум. Они назначили шесть человек делегатами, и я был одним из них. Приехали в Батум, нашли корабельного агента, англичанина, и высыпали ему свое золото: бумажных денег не было.В это время к нам присоединились еще 600 духоборов из Карахана [района Карсской области], всего 2100 человек

У караханцев пока не было с собой денег, поэтому контракт на корабль не мог быть выполнен. Тут же агент отдал приказ, указывая на меня: «Пусть этот молодой человек срочно съездит в Карахан и надавит на них, чтобы они как можно скорее произвели оплату по контракту». Я развернулся и бросился к поезду, чтобы быстро уехать из Тифлиса.Мне предстояло пройти 300 верст до деревни Кириловки. Но в этот момент пришло известие, что пароход уже нанят. Толстой писал нам: «Вашим проводником на корабле будет мой сын Сергей Львович Толстой».

Затем нужно было получить заграничные паспорта, для чего пришлось ехать в Гянджу [он же Елизаветполь], где жил губернатор. Требовалась сначала справка от старшины, а потом по этой справке для получения паспорта.Все пошли; для семей без мужа шли хозяйки дома, такие как Анюта Петюшкина, сестра Щербаковых Маша Голубова, Поля Голубова. Из всех четырех деревень туда и обратно ездило около трехсот человек.

В восемь часов нас триста человек отправились в кабинет губернатора Киреева. Самого в городе не было. Он уехал в Тифлис, откуда князь Голицын созвал всех губернаторов. Сотрудники его собственного офиса начали наводить справки и копаться в законах, пытаясь выяснить, как оформлять заграничные паспорта.Некоторые говорили, что это один паспорт на семью; то есть глава семьи, а другие были уверены, что если у человека трое сыновей, у каждого из которых своя семья, значит, нужно четыре паспорта. И за каждый паспорт надо было платить 12 рублей. Мы согласились и на это и заплатили по 12 рублей за каждую семью в отдельности. Однако они опять не выдавали их и спорили между собой. Весь день наши люди крутились вокруг офиса, а это уже третий день — что делать? Придется ехать в Тифлис и жаловаться князю Голицыну!

Каждую пятницу к Голицыну в Тифлис поступали жалобы со всего Кавказа.Для этого назначили меня и Васю Калмакова и поручили самим составить жалобу и ходатайство. Кроме нашего проводника Сергея Толстого, который уже прибыл в Батум, чтобы дождаться нашего парохода, это было некому. Надо бы ему все рассказать, и он напишет прошение.

Постановили так: «Ты, Зыбин, езжай теперь в Батум (верст 500), а ты, Калмаков, выходи на следующий день в Тифлисе; а в пятницу вы оба будете у Голицына.Итак, я отправился в Батум и в четверг утром сошел с поезда. Я уже был знаком с городом. Недалеко я увидел стоящего там человека, похожего на духобора. Я представился. Это был Антон Савельич Попов из Карской губернии, а я из Елисаветпольской губернии. Я спросил его: «Вы знаете, где найти Сергея Толстого?» Он ответил: «Да, знаю. Пойдем!» Я поспешил, чтобы в три часа вернуться в Тифлис.

«Вот он, твой Сережа.Я представился и объяснил свою жалобу. Он сердито ответил: «Какого черта ты не пришел ко мне раньше? Нужно написать прошение, а завтра к семи часам быть в приемной Голицына». Он спросил: «Можешь написать? Ну вот и запишите вот это: «Ваше превосходительство». Я написал, но пропустил одну букву. «Это все испортит — вы пропустили письмо. Я сделаю это сам. Расскажите, как вам не дали паспорта».

Я рассказал нашу историю: «Мы договорились платить по 12 рублей за все паспорта, за отца и за каждого сына в семье.Вместо одного паспорта на семью иногда выходит четыре. И мы за них заплатили, но опять же не выдают. Вот уже четыре дня мотаемся вокруг каравана, а нас 300 человек».

Мы закончили писать петицию. Я пошел к поезду: меня провожал Антон Попов. Он предложил: «Пойдем посмотрим на моих товарищей, 60 человек, освобожденных из Бакинской губернии; они все наши караханские духоборы.Они вон там, в здании для эмиграции. Мы вошли. Действительно, все они были измотаны. Жили бедно, по двое на аул разбрелись. Вот уже три года, как они были разлучены таким образом со своими семьями – женами, детьми, отцами. Они с нетерпением ждали встречи со своими семьями в Батуме. Они прибудут сюда в течение четырех или пяти дней, чтобы сесть на пароход. Мы уже знали название корабля – «Озеро Верхнее».

Но мне пришлось их оставить.«Прощайте, я еду в Тифлис. Меня ждет Вася Калмаков. В полночь я прибыл в Тифлис. Я отправился пешком. Там уже был Вася, а с ним трое из Холодненских (Холодных гор), приехавших по какому-то делу: Губанов, старшина Зубков и Батурин. Все эти люди были разодеты и в самом расцвете сил и, напившись, весело беседовали. Меня спросили: «Ты не Веригин?» Я ответил: «Нет, я Зыбин».

В восемь часов утра мы с Васей отправились на прием к Голицыну.Нам сказали стоять рядом, ближе к зданию. Мы стояли и ждали десять часов. [Затем] вышел адъютант и крикнул: «Лица, подающие жалобу, входите!» Но мы прождали час, думая, что будем совсем одни, когда вышел адъютант и закричал на нас, и мы поспешили наверх. Наши люди подошли со всех сторон, и нас собралось около пятидесяти человек. Адъютант провел нас на второй этаж, выстроил вдоль стены и велел держать наши прошения в руках. Он объявил: «Я заберу у вас ваши просьбы и верну их вам позже.По ту сторону этой стены Синод будет разбирать ваши прошения. Те, что нужны, скоро, срочно, я тебе верну. Князь Голицын сам проверит их и расспросит вас лично о ваших заботах; а в остальном я объявлю решение Синода о том, как вам поступить». И он нырнул обратно через дверь к Синоду. Они были вне поля нашего зрения.

Он снова вышел с тремя петициями, в том числе и с нашей.Всем он дал ответ: одних принять на следующий день, других отложить, а нас, шестерых, он повел в Синод, куда должен был прибыть сам князь Голицын. Но его еще не было. Тут все сенаторы, человек десять, встали и встали. У всех на плечах были погоны. Они посмотрели на нас, а мы на них. Мы были в недоумении: во что мы ввязались? Для нас это была первая такая встреча в жизни. Адъютант выстроил нас впереди меня, Вася рядом.Я держал петицию в руках. Адъютант пояснил: «Там, где подчеркнуто красным — это основные вопросы. Князь Голицын будет смотреть только на те места. Что бы он ни спросил у вас, дайте ему свой ответ».

Комната была во всех отношениях роскошна, вся украшена стеклом, а сенаторы все еще стояли и смотрели на нас. Дверь скрипнула, и сенаторы заговорили: «Он идет». Князь Голицын вошел и поздоровался с сенаторами; все они ответили дружелюбно.Принц повернулся ко мне. Адъютант взял у меня прошение и стал рассказывать ему нашу историю, указывая места, подчеркнутые красным. Он тут же заметил: «Но здесь их губернатор Киреев. Приведите его сюда». А вот и он, наш губернатор Киреев, стоит по стойке смирно.

Князь Григорий Сергеевич Голицын (1838-1907), наместник Кавказа с 1896-1904 гг. Василий В. Зыбин ходатайствовал перед ним в 1899 г. за духоборов.

«Киреев, а почему у вас в конторе такая тугодумность — загранпаспорта выдавать не умеете? Отец – глава всей семьи, и паспорт должен быть один.А у вас такое безобразие: не понимают регламента и уже несколько дней мучают людей. Сейчас я послал им телеграмму с требованием вернуть излишне начисленные деньги, а завтра непременно выдать паспорта. Это было отправлено на мое имя. А я вам говорю, мужики, если завтра не отпустят, немедленно известите меня. Я разберусь с ними. Они умеют получать свою зарплату, но этого не понимают. Киреев, ты слышишь, что я говорю?

— Да-с, ваше превосходительство, — и губернатор дрожал, как в лихорадке, а мы радовались.Князь подошел ко мне поближе и стал меня расспрашивать: «Вы, молодой человек, делегат от вашей общины?» «Да, я», — отвечаю я. «А сколько тебе лет?» «Двадцать три.» — О, славный молодой человек. А где ты купил эту шубу? «Здесь, в Тифлисе». «Сколько вы платите?» «Четырнадцать рублей». «Ах, отлично!» И он похлопал меня по плечу. «Иди со своим губернатором — и Бог с тобой!»

Киреев все еще стоял там. Князь повторил свой приказ Кирееву, и мы вышли.Идем, а снаружи, во дворе, губернатор еще трясется от испуга и выпаливает: «Боже мой, что случилось». Мы прошли в гостиную его квартиры и сели за стол. Губернатор спросил нас: «А что нам писать? Диктуй мне».

Я стал его подсказывать, что завтра нам должны выдать паспорта и вернуть все деньги за ненужные паспорта. С нас переплатили на три тысячи рублей. А Вася сидит рядом со мной и шепчет: «Не диктуй ему, как ты мог подсказать губернатору!» Я толкнула его коленом: «Он все еще напуган, поэтому я с ним и разговариваю.

Мы закончили писать телеграмму. Он вытащил пять рублей и дал их нам: «Идите на телеграф и заплатите ему, чтобы он сейчас отправил». Мы нашли контору и отдали телеграфисту деньги. Он взглянул на подпись и, не веря своим глазам, спрашивает: «Это от князя Голицына?» «Да», — отвечаем мы. — И вы были в его присутствии? «Да, мы были.» — Ну, тогда я отправлю его прямо сейчас. Возьми сдачу.

Мы отнесли сдачу губернатору.Но нам еще предстояло идти в контору железной дороги, чтобы задержать поезд, который мы заказывали пока только для погрузки багажа и людей, так как паспортов еще не было. Мы взяли фаэтон и помчались в тот кабинет. [Мы прибыли] к обеду. Мы поспешили, чтобы начальник станции не ушел к обеду и поезд, на который мы должны успеть в Елисаветполь, тоже уходит. Нам только что удалось поймать начальника станции. Он оказал нам услугу, остановив поезд на Батум. А поезд, на котором [мы] сами должны были ехать в Елисаветполь, только что прибыл на станцию ​​и собирался тронуться.Вася Калмаков говорит мне: «Я сойду в Даляре и дойду пешком, а ты езжай дальше. Дома мой багаж еще не весь связан в узлы». Ему предстояло пройти 30 верст пешком.

Я ехал один. Я приехал в полночь и прошел три версты в город. Все триста человек ждали уже пять дней. Все устали ждать, особенно старики. Итак, я подошел к каравану. [Была] полночь. Караван был заперт; он был полон фургонов и ломовых.Но я не собирался ждать рассвета. Я оглядел этот караван и вскарабкался на его угол, а там пополз по вершине, смазанной глиной, а потом дошел до края. Около него я увидел низенький чердак, курятник постояльца, который греет чай новоприбывшим. Я опирался на этот куриный загон, но он был сплетен только из веток. Я сбил его целиком вместе с курами: они подняли визг, который был слышен на весь караван! Я поспешил бежать, чтобы меня не арестовали.Однако это оказались мои люди, слава Богу! Они радостно приветствовали меня. Я рассказал им всю нашу историю, о которой они ничего не знали.

Наступил рассвет. Мы все собирались в офисе в семь часов утра. Мы видели, как в офисе горит свет. Там была наша старшина Скляров, взбешенная, как дикий зверь. Он спрашивает нас: «Кто из вас был в Тифлисе? Василий? И обратился ко мне: «Вы видели князя Голицына?» Я отвечаю: «Я его видел, и более того, я даже разговаривал с ним, и он похлопал меня по плечу.Для него это было невероятно, что простой крестьянин заговорил с князем. А князья почитались как все, кроме кавказского царя!

Как только они получили телеграмму, все паспортисты поспешили начать писать. Я им говорю: «А переплату вы нам вернете?» — Сделаем, но вам придется подождать несколько дней. Я обратился к старшим, которые были со мной в кабинете, Степе Озерову и Яше Половникову: «Ну что, подождем?» Они ответили: «Давай забудем об этом» — но сумма составила три тысячи рублей.Некому было поручить его получать, поэтому мы сдались и ушли. В тот же день нас всех отпустили с паспортами.

Проехали на поезде верст 60 до станции Даляр. Там стоял начальник станции и смотрел на нас, а я смотрел на него. Он поманил меня: «Иди сюда!» Я подошел к нему, а мои спутники все пошли дальше. Он сказал: «Завтра ваш поезд будет стоять прямо здесь. В этот вечер ты должен быть в немецкой колонии, а утром ты загрузишься, а ты, я имею в виду только тебя, приведи кого-нибудь из своих друзей, а вечером приходи и осведомись о своем поезде.Я пообещал это сделать.

Так мы и поехали в колонию ночевать. Нас будет 800 человек, а через день еще 800 – в две партии. Я рассказал нашим старейшинам, как начальник станции велел мне отправиться в Даляр, чтобы узнать о поезде. Советовали: «Вот Миша Попов, идите вместе».

Мы наняли фаэтон и прибыли. Я стал платить шоферу, но мой друг Миша не стал ждать и подошел к начальнику станции и стал его спрашивать: «Какой у вас авторитет, можете ли вы сделать нам скидку, если мы подмазаем вашу ладонь?» Начальнику станции это показалось мошенничеством.Когда я подошел, начальник станции ругал его по-русски: «Что за ерунду вы предлагаете?» Когда я пришел туда, он сказал: «Ну вот, я знаю этого человека, а вы кто такой?»

Я встал между ними и сказал: «Это мой друг». «Ну, давай поговорим. Ваш поезд будет здесь в 10 часов ночи. Все должны быть здесь в семь утра. Имею право сделать скидку на поездку, только кое-что нужно. Я сделаю вам самую маленькую скидку, триста рублей.Мне просто нужно, чтобы ты помалкивал об этом». Я сказал Мише: «Давай отдадим ему. У меня с собой 17 рублей — пусть возьмет». Я начал его вытаскивать, а он увидел, что получает: «Дай сюда, чтобы никто не заметил». Он схватил деньги и сунул их в карман: «Ну вот. Советую переночевать вот на этих скамейках. Здесь тепло, а утром прибудут твои люди.

Духоборы стоят рядом с легковыми автомобилями на Кавказе по пути в Батум, чтобы отплыть в Канаду, 1899 год.Василий Владимирович Зыбин помог организовать их проезд и проезд. Архив Британской Колумбии C-01512.

Через минуту вернулся: «Вот в чем дело, мужики, у нас в России закон: с переселенцев половинная плата, а вы переселенцы. Вам необходимо обратиться к начальнику переселения в Елисаветполе. Сейчас идет пассажирский поезд, и я советую вам сесть на этот поезд, чтобы увидеть этого человека, а утром пройтись к нему домой, а не в офис, и спросить его о миграции. Он расскажет вам.Если он может, он это сделает. Иди к нему домой, чтобы успеть на обратный поезд сюда в двенадцать часов дня, и тогда я буду писать путевые листы. Ну удачи.»

Как раз в этот момент прибыл поезд; Я переночевал и поехал. Я прибываю. Все было заперто, как и прежде. Я снова залез на крышу и спрыгнул вниз. Я добираюсь туда, где были люди, и нахожу там десять наших караханских духоборов. Одним из них был Ваня Подовинников, тоже сосланный вместе с молодыми людьми за насмешки над царским посланником Скворцовым.Мы узнали друг друга. Я сказал: «Еду к начальнику переселения». Мне сказали: «И мы тоже идем к нему. Почему нас не везут за казенный счет, ведь мы же не заключенные?

Мы отправляемся. Был рассвет. Мы зашли, и он [начальник переселения] спросил нас, зачем мы приехали. Ваня стал объяснять, что нас отпустили и должны за государственный счет отвезти домой в Карсскую губернию. «Но есть ли у вас документ от этих органов, в котором конкретно говорится, что вы освобождены?» — Нет, нет, — ответил Ваня.«Ну, это значит, что я не могу предоставить вам проход. Вы могли бы быть совершенно другими людьми!»

Однако я кричу: «Но я местный, из Елисаветполя, и мы эмигрируем в Канаду. У нас есть право путешествовать за полцены». «Да, но это верно только для тех, кто мигрирует в пределах империи. Но вы полностью исключаете себя из этой империи. Для таких людей нет поблажек». И мы все ушли.

Я побежал к поезду.Когда я пришел, я сел, и мы пошли. Я прибыл в Дальяр; Я видел, как смотритель смотрит в сторону вагонов – выйду я или нет. Я выскользнула из самой последней машины, и он меня не увидел. [Духоборцы] лихорадочно грузили багаж в три вагона. Когда я их встречаю, они удивляются: «Вот, вчера Вася был с нами, а сейчас уже уезжает на поезде из города!» Начальник станции клялся, что я не сел на этот поезд, и вернулся в свой кабинет.Но тут появился я. Как только он увидел меня, он начал ругаться и спрашивал: «Где ты была? Ну, скажи мне, что происходит?» Я видел начальника переселенческого управления, — ответил я, — он сказал нам, что они не дадут нам концессию, потому что мы выходим из империи». — Ничего, я займусь своими делами. Вот бумаги, а вот карандаш; пойдите, начиная с дальнего вагона, и начните составлять список для трех групп, сколько людей и стоимость багажа в каждом вагоне.

Я подошел к первому вагону; был Ваня Плотников. Я спросил его: «Ваня, сколько человек от десяти лет и старше в твоем вагоне — четыре, пять, шесть? И сколько стоят твои вещи? Ваня стоял в замешательстве, а я стояла и думала: «Как я буду все это записывать?» Я просто не знаю. — Ваня, сколько вас в вашем вагоне? Там же стоит его жена Дуня. Он ее спрашивает: «Дуня, сколько лет нашей Анютке?» — Не знаю, — отвечает Дуня.— А сколько в карете? «Но ведь у нас тоже Костениха с нами…».

Вся эта перепалка заняла уже десять минут. Я увидел, как начальник станции выскочил и начал осматривать вагоны, пытаясь понять, где я. Но я болтала с Ваней. Еще минуты три, и смотритель снова вышел и увидел, что я дошел только до второго вагона. Он подбежал ко мне: «Что, Зыбин, ты такой медленный?! Ну, дай мне свой список.» Я дал ему. Он посмотрел, выругался и порвал мой список. Он крикнул мне: «За мной, Зыбин!» Я побежал.

Народ возился с вагонами. Мы с ним побежали в кабинет. На стене в его кабинете висел звонок. Теперь он ударил в колокольчик, и все до единого бросились садиться в вагоны поезда. Звук колокольчика означал, что поезд уходит. Но он сделал это намеренно, чтобы они заняли свои места.Он крикнул мне: «Зыбин, за мной!» Он схватил лист бумаги и снова побежал к дальнему вагону. Все в поезде смотрели. Он подошел к Ване Плотникову: «Сколько человек в твоем вагоне? Скажи мне быстро! Ваня повторил еще раз: «Дуня, неужели Костениха тоже с нами?» Начальник станции не стал больше думать, а сам стал считать — «семнадцать» — и вперед к следующему вагону. Там он сам сделал пересчет. Я следую за ним. Он пробежал через три машины за 15 минут.

Духоборы в порту Батума в ожидании отправки в Канаду, 1899 г. Архив Британской Колумбии C-01560.

«Зыбин, принеси деньги, как я сказал, на три группы. Откуда у вас деньги, все вместе, сообща или по отдельности? Принесите его скорее, или время будет. Поезд должен уйти!» Бегу опять к Ване: «Ваня, плати деньги. Либо сдай его сам, либо отдай мне, и я принесу». — Да, мой мальчик, я умела добывать и сама могу отдать.Мы заплатили, каждый сам за себя.

Начальник станции сел за свой стол – «Ну, давайте деньги». Но они спрашивали его: «Сколько тебе дать?» Никто не знал. Насыпали ему в руки, а он руками сложил в стопку — все было золото, никаких бумажных денег. Они продолжали передавать его, больше не расспрашивая. Навалили большую кучу, а он опять подгонял: «Быстрее, быстрее, время вышло!»

Последним вышел Ваня Плотников и закричал: «Уступите дорогу людям!» Он остался позади, уверенно ожидая перемен.Начальник станции, увидев всех в оцепенении и никого рядом с собой, никому не дал сдачи. Тут же у него был лист бумаги, показывающий, сколько там людей, но деньги были свалены в бесчисленную кучу — все в золотых монетах. Он начал быстро считать: десять, двадцать, сто и еще сто. Он отодвинул половину стопки, остановился, и вот опять столько же лежало. Смотрели — в офисе полно наших людей — никто не звонил. Он не поверил своим глазам.Он снова сложил все в кучу и снова начал считать, на этот раз несколько спокойнее. Он отодвинул его в сторону и, глядя на лист бумаги, на котором было видно, сколько нас было, – его глаза окинули всех нас, и при этом он закричал: убирайся отсюда!»

Тут мы выскочили оттуда. Ваню сбили с ног. Нам пришлось перепрыгнуть через него. Мы прыгнули в поезд, а начальник станции все еще кричал на нас, в то время как он вытащил ящик из своего стола и сунул туда все деньги.Он позвонил в звонок об отправлении поезда и выбежал из конторы с криком: «Зыбин, иди за накладной, а еще за багаж!» Я получил его вместе с Семой Конкиным, и мы разъехались.

В Канаде

Все наши корабли отплыли из Батума. Наша была [вторая] партия духоборов, прибывшая в Канаду, на пароходе «Озеро Верхнее». Мы пришвартовались в порту Галифакса 13 февраля 1899 года. [Третья] партия вскоре последовала за нами на пароходе «Озеро Гурон».Оба корабля совершили два перехода через океан с грузом духоборов. В последний рейс прибыли на поселение духоборы, побывавшие на Кипре. Якутские (сибирские) военнопленные были освобождены в 1905 г. и прибывали сюда отдельными партиями.

В 1902 году, под Святки, Петюшку освободили. В Канаде, в деревне Отрадное, ему удалось найти еще живой свою мать, бабушку Настюшу, которую он не видел 15 лет. Ни одного из ее сыновей не было с ней: все были в тюрьмах.Лукаша и Федя умерли в Сибири; она видела только двоих из них, Петюшку и Гришу. Гриша бежал из Сибири с Петруньей Щукиным. Сама она скончалась в селе Отрадном, кажется, в 1904 году.

Сын Петюшки, Петр Павлович Веригин (Чистяков) не приехал ни с нашими партиями, ни с отцом. В школе он остался в Елисаветполе, а в Канаду впервые приехал в 1905 году. Затем, поссорившись с отцом, вернулся с семьей в Россию.

Во время пребывания здесь Чистяков жил с отцом в одном доме, расположенном в деревне Отрадное. Он занимал переднюю часть дома, а Петюшка жил в задней комнате, горнице (особое помещение).

Петр В. Веригин (стоит за коляской) объезжает села, рядом с ним сидят его мать Анастасия и «Дедушка» Иван Махортов, ок. 1904. Собрание Козьмы Тарасова.

В это время у Петюшки было четыре горничных, а слуга Вася Обедков, который топил огонь в бане  (баня), чистил обувь и выполнял другие обязанности. Вася ночевал у соседей Морозовых. Дедушка  (Дедушка) Махортов, столетний старик, 25 лет служивший царю в России, отслужив срок военной службы и по возвращении домой стал служить вождям духоборов: П.Л. Калмыков, потом Лушечка, а теперь Петр В. Веригин. Каждый день Петюшка вызывал его к себе на консультацию. Старик был всем сердцем предан старцу Веригину, а также Чистякову.

В доме Веригиных была одна дверь на всех живущих там; через нее вошли Петюшка, его сын Чистяков и мать Чистякова Дунюша, бывшая жена Петюшки. Дунюша, мать Чистякова, вывезла сына с семьей и чуть ли не поселила их в нашем доме.Нам дали срок в три недели, чтобы освободить дом. Но потом решили вернуться в Россию.

Перед отъездом из Батума мне, естественно, пришлось встретиться с Антоном Сергеевичем Поповым. Он был умным и деловым человеком, и очень добрым, всегда готовым помочь кому-то другому. Впервые я познакомился с ним на вокзале, когда приехал в Батум по поводу паспортов. Это он привел меня к Сергею Толстому для составления прошения князю Голицыну.Воспоминания об этом событии навсегда остались в моей душе, и с тех пор мы с Антоном остались близкими друзьями до самого конца его жизни.

Я слышал об Антоне еще до встречи с ним в Батуме. Мое село было в Елисаветпольской губернии, а его село в Карской губернии. Однако в нашем селе Славянке жила его сестра, замужем за Антоном Викторовичем Конкиным. Антон Савельич [Попов] был немного старше меня, уже отслужил в армии и был освобожден, но, конечно, с призывным билетом.Как раз в это время пришло указание от Петра В. Веригина отказаться от солдатской службы. Антон и другие его товарищи в такой же ситуации, как он пошел к армейским властям и сдал свои призывные билеты, заявив, что они больше не будут служить в армии по причине своих христианских убеждений.

Все они арестованы и преданы суду. Осуждены на три года колонии в Бакинской губернии в татарской и грузинской слободах, двое мужчин в ауле.Там они оставались два с половиной года, пока правительство не разрешило духоборам покинуть Россию. Потом их отпустили, но домой не пустили; вместо этого их отправили прямо на пароход в Батум. Только там они воссоединились со своими семьями.

Местность в Бакинской губернии, куда они были сосланы, была низменной и очень жаркой. Многие из них заболели лихорадкой, некоторые умерли. Те, кто выздоровел, вернулись измученными и истощенными, но довольными своим освобождением и тем, что они снова могут быть со своими близкими и своим народом.

Антон Савельич кое-как умел читать и писать. Еще будучи в ссылке в 1897 году, он как-то наткнулся на сборник стихов, где нашел одно стихотворение, очень созвучное его духу. Он его немного изменил и отправил в нашу деревню своей сестре Анюте Конкиной. Она показала ее другим, которым она понравилась, и они подхватили ее, приложив к ней мелодию, и стали ее петь между собой. Впоследствии он именовался Антошиным стишком  (Стихотворение Антоши).До сих пор ее поют духоборы. За все это время он, возможно, немного изменился, но в основном он такой же, каким был в начале. Вот стихотворение, пущенное в ход среди духоборов Антоном Сергеевичем Поповым*:

Христос, когда ребенок, сад сделал,
И много роз цвело там.
Он поливал их три раза в день
Сделать гирлянду для Его волос.

И когда вовремя расцвели розы,
Он позвал детей поделиться.
Они сорвали цветы с каждого стебля,
И оставил сад голым и голым,

«Как ты сплетешь Себе венец
Теперь, когда Твои розы мертвы?»
«Вы забыли, что шипы
Остались для Меня, сказал младенец Христос.

Сплели потом терновый венец
И грубо возложил его на Его голову;
Сделал венок на чело Его;
Для роз: вместо капель крови.

*Перевод Натана Хаскелла Доула (1852-1935) поэмы Legenda , приписываемой А. Н. Плещееву, которая, в свою очередь, является русским переводом поэмы Roses and Thorns американского поэта Ричарда Генри Стоддарда (1825-1903) — Дж. М.

Это была одна похвальная услуга Антоши Савельича Попова.Я сам свидетель этого происшествия с «его» стихотворением. Были и другие.

Антошину партию переселенцев из Карса в количестве 600 человек разместили с нашими елисаветпольскими поселенцами на одном корабле. Всего нас было 2100 человек. Мы высадились в Галифаксе, а оттуда поездом отправились в провинцию Саскачеван. Моя семья поселилась в селе Отрадное, севернее станции Веригино, а семья Антона в селе Христиановка, недалеко от станции Бьюкенен.В то время этих станций еще не было. Они появились только через некоторое время, когда прошла железная дорога.

Будучи предприимчивым и способным человеком, Антон хорошо подходил для деревенских строительных работ. Он был хорошим плотником и славился своим мастерством в изготовлении оконных рам, дверей, прялок и других подобных вещей. Он изобрел способ приготовления черепицы для покрытия крыш домов.

В первую же зиму, поняв еще на Руси пользу чтения и письма, он открыл в своей деревне школу русской письменности и сам был там учителем.Он привлек около сорока учеников разного возраста. К сожалению, старшие члены сообщества не поддержали его нововведение и после первого сезона школа не продолжилась. В то время духоборы еще не были готовы к принятию научных знаний и образования, хотя в их собственных традициях «знание» преподносится как желанная вещь.

Во время пребывания в России у Антона было две дочери, но не было сына. Но вскоре после приезда в Канаду у него подвернулся сын Иван.Я мало знал о нем при жизни его отца. Только недавно мы познакомились по переписке. Он опубликовал в духоборском журнале «ИСКРА» несколько статей, которые мне понравились. Я написал ему о них, попутно спрашивая, не поможет ли он мне издать мои воспоминания о нашем переезде в Канаду. Он с энтузиазмом согласился, и мы сейчас переписываемся по этому поводу.

Я послал ему свои рукописи, и он привел их в порядок и напечатал.Это результат его работы. Я искренне благодарю его за его усилия. А вам, мои читатели, я желаю, чтобы вы приняли близко к сердцу то, что здесь рассказывается, и чтобы вы не забыли трудный путь, пройденный нашими предками, нашими братьями и сестрами, жестоко пострадавшими за свой чистый духоборский идеал.

Прошло почти 70 лет с начала моей истории, а в моей душе не померкла та картина, в которой я был участником и свидетелем всего, что пережил наш народ.Я вегетарианец; в течение 66 лет я не ел мяса, не курил и не пил алкоголь. Возможно, это и помогло мне дожить до столь преклонных лет. Но сейчас я уже стою на пороге конца своей жизни. Благодарю Господа Творца за то, что дал мне жизнь до этого времени, позволив написать эту мою исповедь. Пусть это останется моим скромным памятником в напоминание всем нашим потомкам.

Зыбин Василий Васильевич

Примечание

Автор, Василий Васильевич Зыбин, с 1899 по 1912-1913 гг. проживал с семьей в духоборском селе Отрадное Верегинского уезда Саскачевана.После этого он переселился в Бриллиант, Британская Колумбия, в Христианское Сообщество Всемирного Братства. После смерти Петра «Благородного» Веригина в 1924 году Василий и его семья были среди нескольких сотен духоборов, которые признали спутницу Веригина Анастасию Федоровну Голубову своей преемницей. В 1926 году они вместе со сторонниками Анастасии переселились в район Шолдис в Альберте, где основали небольшую отколовшуюся колонию. В 1941 году Василий и семья вернулись в Британскую Колумбию, в конце концов поселившись в Крестоне, где он оставался до своей смерти 16 февраля 1965 года.

Другой исторический отчет о попытках Василия Васильевича Зыбина оформить паспорта елисаветпольских духоборов для иммиграции в Канаду и его аудиенции у князя Голицына от их имени см. Донсков, Андрей (ред.). Сергей Толстой и духоборы: путешествие в Канаду (Оттава: Оттавский университет, 1998), стр. 265-271.

Список духоборских призывников и старшин, сосланных в Якутск, Сибирь в 1895-1905 гг., составленный (частично) по воспоминаниям Василия Васильевича Зыбина, нажмите здесь.Список духоборских военных резервистов и старост, заключенных и сосланных на Кавказ в 1895-1899 гг., составленный (частично) из его воспоминаний, нажмите здесь.

РОССИЯ | Сборник городского транспорта |

V) ИЗОБРЕТЕНИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ТРАМВАЯ

Тем не менее, самым популярным видом стал электрический трамвай. А в России изобрели первый электрический трамвай. Электрические трамваи (троллейбусы) были впервые успешно установлены в Санкт-Петербурге, Россия, изобретены и испытаны Федором Пиротским еще в 1880 году, а в Берлине в 1881 году Вернером фон Сименсом и компанией, которая до сих пор носит его имя.

РАННИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Удобство и экономия электричества привели к его быстрому внедрению после решения технических проблем производства и передачи электроэнергии. Еще в 1834 году Томас Дэвенпорт, кузнец из Вермонта, изобрел электродвигатель с батарейным питанием, который он позже запатентовал. В следующем году он использовал его для управления небольшой моделью электромобиля на коротком участке пути диаметром четыре фута.

Томас Давенпорт (9 июля 1802 — 6 июля 1851) был кузнецом из Вермонта, который изобрел первый американский электрический двигатель постоянного тока в 1834 году.Он жил в Форест-Дейл, деревне недалеко от города Брэндон, штат Вермонт. Еще в 1834 году он разработал электродвигатель с батарейным питанием. Он использовал его для управления маленькой моделью автомобиля на коротком участке пути, проложив путь для более поздней электрификации трамваев.

Визит Давенпорта в 1833 году на металлургический завод Пенфилда и Тафта в Краун-Пойнт, штат Нью-Йорк, где работал электромагнит, основанный на конструкции Джозефа Генри, послужило толчком для его электромагнитных начинаний. Давенпорт купил электромагнит на заводе Crown Point и разобрал его, чтобы посмотреть, как он работает.Затем он выковал более качественный железный сердечник и переделал проводку, используя шелк от свадебного платья своей жены.

Вместе со своей женой Эмили и коллегой Оранж Смолли Давенпорт получил первый американский патент на электрическую машину в 1837 году, патент США № 132. В 1849 году Чарльз Графтон Пейдж, ученый и изобретатель из Вашингтона, начал проект по строительству локомотив с электромагнитным приводом, на который Сенат США выделил значительные средства. Давенпорт оспаривал расходование государственных средств, приводя доводы в пользу уже изобретенных им двигателей.В 1851 году полноразмерный локомотив Пейджа с электромагнитным приводом подвергся авариям на железнодорожной линии между Вашингтоном и Балтимором.

РОССИЙСКИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Первый прототип электрического трамвая был разработан русским инженером Федором Пиротским, который модифицировал конку для работы на электричестве. Изобретение было испытано в 1880 году в Санкт-Петербурге, Россия.

Федор Пироцкий (1 марта 1845 — 12 марта 1898) был русско-украинским инженером и изобретателем первой в мире системы электрификации железных дорог и электрического трамвая.Хотя коммерциализация его изобретений в России была относительно медленной, Пироцкий, как известно, встречался с Карлом Генрихом фон Сименсом и повлиял на возможное введение Сименсом первой регулярной линии электрического трамвая (для берлинской Straßenbahn).

Федор Федорович родился в Лохвицком уезде Полтавской губернии (ныне Украина) в семье военного врача. Его семья была украинского казачьего происхождения. Федор окончил Константиновский кадетский корпус (Константиновский кадетский корпус) и Михайловское артиллерийское училище (оба в Санкт-Петербурге) в 1866 году и служил в Киеве в крепостной артиллерии.Там он подружился с известным инженером-электриком Павлом Яблочковым и энтузиастом применения электрической энергии.

Пироцкий и Яблочков часто вместе гуляют по Александровскому спуску (ныне Владимирскому спуску) в Киеве. Во время одной из прогулок изобретатели обратили внимание на плотное движение транспорта на спуске: «Если цивилизация будет развиваться по ее нынешнему пути, то в городах жить будет невозможно. Смотрите — телег и карет нужно все больше и больше. не успевают убирать улицы за лошадьми.Даже поверхность гранита разрушается подковами и железными обручами. К этой мрачной картине можно добавить проблем с темнотой. Я думаю, что единственное спасение в использовании электричества, точнее, в электрической тяге». Так, в 1860-х годах родилась идея об электровагоне, который должен был передвигаться по рельсам. Через много лет Александровский спуск (ныне Владимирский спуск) стал первая улица в Российской империи, где была открыта постоянная линия электрического трамвая

Несколько позже Павел Яблочков стал известен как изобретатель дуговой электрической угольной лампы (так называемой свечи Яблочкова) в 1876 году.Два года назад российский инженер-электрик Александр Лодыгин запатентовал лампочку накаливания, но это не принесло коммерческой выгоды. В отличие от ламп Лодыгина, в первом в мире электрическом уличном освещении использовались свечи Яблочкова. Она была с успехом представлена ​​на Парижской выставке 1878 года. До эпохи лампочек Томаса Эдисона свечи Яблочкова были установлены во многих городах мира — в Париже (Большие магазины Лувра, Ипподром, Авеню де л’Опера, Театральная площадь), Лондоне (доки Вест-Индии, отель «Метрополь», мост Ватерлоо, набережная Темзы — первое электрическое уличное освещение в Британии), Рим (Колизей, Виа Национале, площадь Колонна), Вена (Фольксгартен), Афины (залив Фалерон), во дворцах персидский шах и король Камбоджи, а также в Берлине, Сан-Франциско, Филадельфии, Рио-де-Жанейро, Мексике, Дели, Калькутте, Мадрасе (ныне Ченнаи) и др.

В 1871 году Пироцкий вернулся в Санкт-Петербург, где среди прочего предложил новый тип доменной печи. В 1874 г. он начал опыты на Волковом поле в Петербурге, а в 1875 г. поставил вагоны с электрическим приводом на Сестрорецкой железной дороге Миллера (недалеко от станции Миллеровская пристань). Электричество было передано на расстояние примерно в один километр. В его конструкции рельсы были соединены с генератором Грамма. Оба рельса были изолированы от земли, один рельс служил прямым проводником, а другой — обратным проводником.

Сестрорецкая ветка проложена по заказу Министерства обороны России для сообщения Сестрорецкого оружейного склада со стратегической железной дорогой Рийхимяки-Санкт-Петербург в 1871 г. Линия открыта 2 ноября 1871 г., когда первый поезд проследовал по маршруту посёлок Белоостров. — город Сестрорецк. В 1872 году в городском справочнике было опубликовано расписание поездов Сестрорецкой ветки. В Белоостров ходили три пары поездов: утренний, дневной и вечерний.Время в пути составило 25 минут (средняя скорость составила менее 16 километров в час).

Исследование, проведенное в 1872 году, показало, что линия убыточна, и в 1873 году администрация решила закрыть ее. Об этих планах стало известно предпринимателям Сестрорецка, и они купили линию у финских железных дорог. Новая линия стала Частным «Общества Сестрорецкой железной дороги» и получила название линии Миллера. Линия Миллера не была полностью самостоятельной, как и использование подвижного состава, арендованного финскими железными дорогами.

Линия Миллера — пассажирская железнодорожная линия в России с 1873 по 1886 год, находившаяся в ведении «Группы Финских железных дорог ВР». Его общая длина составляла 9,5 км (5,9 мили) с тремя станциями. Линия шла от поселка Белоостров до города Сестрорецк, и на ней была проложена первая в мире действующая электрическая железная дорога. Для управления железной дорогой была создана частная организация «Общества Сестрорецкой железной дороги», которую возглавили коллежский асессор Мориц фон-Дезен и титулярный советник Михаэль Миллер.Предполагалось построить станцию ​​в трех верстах (около трех километров) от Сестрорецка, на берегу Сестрорецкой бухты, а также дополнительную ветку к Тарховскому причалу, где уже существовала действующая станция.

Пристань Мельника — железнодорожная станция у набережной курорта Сестрорецк. В гавани Финского залива из валунов была отброшена 50-метровая дамба. Во время работы за гаванью закрепилось название «Гавань Миллера». По берегу бухты в 1875 году проложили ветку к пристани и в том же году по ней пошли первые строения.В 1899–1900 годах была открыта Курортная эспланада. К этому событию линию окружили двумя невысокими ограждениями.

В 1875 году на участке между пристанью Миллера и Сестрорецким вокзалом инженер Федор Пироцкий провел эксперимент по приспособлению железнодорожного транспорта к приводу от электрогальванического элемента. Эти опыты впоследствии привели к получению патента «На электрический способ передачи усилий на рельсы и другие проводники», то есть на создание первого электрического трамвая. Экспериментальный участок состоял из участка протяженностью 3.5 верст (3,73 км), которые проходили по песку пляжа на большей части его длины, при этом железнодорожные вагоны преодолевали расстояния более одного километра.

Система использовала рельсы в качестве проводников для передачи электроэнергии; по одному рельсу шел постоянный ток, а второй рельс функционировал как обратный провод. После установления необходимых соединений на стыках между рельсами была успешно осуществлена ​​передача электроэнергии. Пироцкий заявил, что утечка тока на землю незначительна, а эффективность передачи была рассчитана как приемлемая.Затраты на приспособление существующих железных дорог к передаче электроэнергии были определены как незначительные — от 50 до 100 рублей за версту. Хотя эксперимент длился недолго, это было первое использование электричества для питания любой железной дороги в мире.

В 1877 году на линии ходили четыре пары поездов. В основном они обслуживали жителей в летний период, а зимой ими пользовались только чиновники. Зафиксированный объем меценатства был очень незначительным из-за спорной тарифной политики финских железных дорог, и в итоге причалная станция Мельника простаивала.В результате операторы оказались в бедственном финансовом положении, а большинство предложенных планов остались незавершенными. К середине 1880-х годов «Общество Сестрорецкой железной дороги» было окончательно разорено, а 1 января 1886 года железная дорога была закрыта.

В 1879 году Федор Пироцкий представил городским властям проект электрического трамвая. Он заявил, что «электрический трамвай быстрее и надежнее. Ему не нужны конюшни и очистка улиц от навоза.И, главное, электричество дешевле овса и сена для лошадей». В полдень необычный вид общественного транспорта начал обслуживать петербуржцев на фоне громких протестов владельцев конок Первый в мире электрический трамвай заработал на пересечении Болотной улицы и Дегтярного переулка, в Песках Район св.Петербург. Эксперименты продолжались до конца сентября 1880 года. Некоторые историки утверждают, что это был первый электрический трамвай в мире. Однако на строительство линий конки петербургские предприниматели уже потратили немалые деньги. У них были долгосрочные контракты с городскими властями, и они хотели получать прибыль от эксплуатации трамвайной сети. Поэтому новый вид трамвая станет для них конкурентом. Денег на продолжение экспериментов у Пироцкого не было, и его прекратили.

Дальнейшая судьба Федора Пироцкого сложилась незавидно. Он продолжал служить артиллерийским офицером. Среди прочего он проложил первый в Санкт-Петербурге подземный электрический кабель для передачи электроэнергии от пушечного литейного завода к Артиллерийскому училищу (1881 г.). Пироцкий также был автором проекта централизации производства электроэнергии в городе с использованием подземных кабелей, предлагал новые конструкции домны и хлебопекарных печей. В 1888 году вышел в отставку в чине полковника, жил на военную пенсию в городе Алешки (ныне Цюрупинск, Херсонская область, Украина) и умер в 1898 году.Поскольку при нем не нашли денег, когда он умер, погребение было оплачено кредитом, обеспеченным мебелью полковника.

Хотя у Пироцкого не было денег на продолжение экспериментов, его работы вызвали интерес к электрическим трамваям во всем мире. Среди людей, встречавшихся с Пироцким, был Карл Генрих фон Сименс, который был очень заинтересован и задавал много вопросов. В 1879 году на Берлинской торговой выставке Вернер фон Сименс представил первый электрический пассажирский поезд. Он был сделан по электрическим схемам, которые Пироцкий опубликовал в международном журнале.В 1881 году братья Сименс начали серийное производство электрических трамваев собственной конструкции. Первая постоянная линия электрического трамвая с использованием трамвайных вагонов Siemens была открыта в Берлине в 1881 году.

1900-е гг. Железнодорожная станция «Пристань Мельника»:


Ссылка

1900-е годы, курорт Сестрорецк под Санкт-Петербургом. Место на линии Миллера — место первой в мире действующей электрической железной дороги:


Ссылка

1913. Железнодорожная станция «Причал Миллера»:


Ссылка

Первый в мире электрический трамвай Федора Пироцкого (1880):


Ссылка

Павел Яблочков (слева), изобретатель первой коммерчески жизнеспособной электрической угольной дуговой лампы (1876 г.) для первого в мире электрического уличного освещения, и Федор Пироцкий (справа), изобретатель первой в мире системы электрификации железных дорог (1875 г.